А что будет, если Люцифер выберется из клетки и захочет устроить апокалипсис? Охотники, демоны, боги и нечисть пытаются найти выход из ситуации, а небеса копят силы для неизбежного сражения. Чем закончится противостояние? Приходи и узнай!

SPN: Mystery Spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [13.09.2009] Немного об искусстве.


[13.09.2009] Немного об искусстве.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: 13.09.2009
Место действия: Сан-Франциско. Каллифорния.
Участники эпизода: Sheogorath, Lucifer, Luna
Описание: искусство всегда было великим даром. Который Шеогарат вполне заслуженно считала своим. Даже тут, в мире, что не принадлежал ей, в мире, к которому не принадлежит она, даедра продолжает считать себя покровителем этого самого искусства. Однако, даже она, безумная даедра, принимающая любой вариант, считает плевком себе в душу, когда видит посредственность. И, заскучав, она эту посредственность искореняет. А заодно развлекается. Нет, правда, как еще безумная богиня, что ищет себе последователей может заявить о себе? И надо ж было в то самое время, когда Скумовая кошка устраивала карнавал безумия, проходить рядом Люциферу, которому стало любопытно. А рядышком еще и феникс тусит. А вы спрашиваете, как такие существа могут собраться вместе. Судьба.

Отредактировано Sheogorath (04-04-2018 10:35:48)

+2

2

Кто бы, что бы, там не думал, но были вещи, к которым Шеогарат относилась очень серьезно. Точнее было всего две вещи, к которым безумная богиня подходила со всей ответственностью. Это – ее царство и это ее дары. И да, даедра была хорошим правителем, готовая выслушать каждого своего подданного и решить каждую проблему, что возникала. Конечно, если ее герцоги не справлялись с этим сами. А так как они справлялись, то редко кто представал перед ее ликом. Ну, за исключением тех случаев, когда на деревни нападали и Шеогарат лично поднимала свою царственную задницу и шла разбираться с проблемами. Так можно было избежать проблем в будущем. Вот именно поэтому ее безумные подданные и любили своего не менее, а может даже более безумного правителя. Но, сейчас, ее царства нет. Да и само царство по сути и не существует. И Безумная приняла это как данность. В конце концов, она лично убедилась в том, что из игры она никуда не подевалась. Она была одновременно и здесь, и там. А значит, можно было не волноваться и наслаждаться жизнью. И делать дела. Но сейчас стоило наслаждаться. Ведь моменты отдыха и безделья так редки, что стоит ценить их.
Но, как не существовало ее царство, так существовали ее дары. Они были. И пусть Шеогарат чужачка в этом мире, это не помешает ей продолжать считать безумия и творчество своими дарами. Это была милость, которой Скумная Кошка одаривала избранных. Не все достойны дара творчества. Не все достойны дара безумия. Впрочем, вторым она одаривала куда чаще, чем первым. И искать систему и логику в отборе одариваемых было столь же пустым и бесполезным делом, как носить воду в решете. Кстати, о нем. Вы замечали, что эту поговорку применяют тогда, когда хотят обозначить что-то бесполезное, то, что никогда не случится. Большинство считают, что носить воду в решете нельзя в то время, как это вполне возможно. Достаточно лишь наклонить решето под нужным углом. Или заморозить воду. Или застелить дно непромокаемым материалом. И того можно вполне свободно таскать воду в решете. Так что сама Шеогарат склонялась к мысли о том, что эту поговорку применяют крайне ленивые люди, которые даже не думают искать варианты решения проблемы. Им проще сказать: «Невозможно», чем попытаться решить проблему. Шеогарат не любила таких. Ограниченные люди. Кстати, даже получив ее дар, безумие этих людей было таким скучным, что хотелось сорвать с них кожу и использовать ее в качестве материала для пошивки пуфиков. Иди же застелить дно того решета.
Но вернемся к реальности. Шеогарату нравился этот мир. Хотя бы потому что здесь ее дар приобрел новые, доселе неведомые формы. Люди творили, создавали, возводили искусство в культ. Столько новых форм, новых обличий, новых видений. Это ей нравилось. Действительно нравилось. С восторгом наблюдала она за тем, как люди создают что-то новое, как выходят за рамки, как не стоят на месте, изменяются, выходят на новые уровни. Для доедра, которые являются самой сутью изменчивости это как бальзам на душу. Это было… Восхитительно. Прекрасно! Но, иногда и отвратительно. Иногда, находились умники, для которых творчество – источник дохода. Нет, Шеогарат не спорила. Любая деятельность требует вознаграждения. Это неоспоримый факт. И даже даедра приходится с этим считаться. И она не была против, чтобы творчество продавалось. Но только в том случае, когда главным в этом уравнении было все-таки искусство, а не деньги. Ведь тогда творчество перестает быть таковым. А это оскорбление для богини. И очень большое. Куда большее, чем даже отказ от ее даров.
Но мы снова отвлеклись. Главное – это здесь и сейчас. А сейчас Шеогарат находилась на одной из улочек Сан-Франциско. Оооо… чудесный город. Стоит заглядывать сюда почаще. Особенно на эту улицу. Здесь было просо чудесно. Уличные художники, музыканты, мимы. Улица просто была наполнена духом созидания, духом творения, духом искусства. И, что важно, Шеогарат прямо-таки кожей чувствовала, что все, чем тут занимаются, приносит удовольствие. Пожалуй, тут можно было даже найти себе почитателей. Своих последователей, жителей для своего, пока еще не созданного царства.
Она бродила, останавливалась у картин и музыкантов, слушала и улыбалась. Прекрасно. Просто прекрасно. Было. Пока взгляд не наткнулся на одну из картин. Мазки, которые не имеют смысла. Халтура так и проскальзывала тут. И авторы – мужчина и женщина, которые явно гордились той мерзостью, что нарисовали. Интересно.
- Один цвет. И кривые мазки. Нет ни палитры, ни смысла. И непонятно, чем нарисовано. И в чем идея? – она глянула на художников своими золотисто-желтыми глазами с вертикальным разрезом. Конечно, можно было исправить это, но Шеограт не считала нужным прятать свои глаза.
- Это «Закат над Сан-Франциско», - пояснила девушка, которой не очень-то уж понравился тон.
- Да ладно? И чем же это нарисовано? И что за краски?
- Я рисовал это членом, а краской меня обеспечила Джессика. Это новое направление…
- Рисовал… Членом…
От неожиданности богиня на секунду заткнулась. Ее дар. Ее великий дар используют так?! Она подарила смертным музыку! Она – покровитель творчества. Она дает вдохновение избранным. А ее дар используют так! Непростительно! И еще более непростительно то, что это не был творческий порыв. Это было сделано ради славы. Корысть, что совершенно невозможно при занятиях искусством.
Она рассмеялась. Громко. Запрокинув голову вверх.
- Членом. Рисовал членом! О, значит вот как тут творят смертные! Ну что же, я тоже покажу вам свое творчество. Тебе понравится, крошка…
- Какого…
Но Шеогарат уже не слушала. Она подняла руку и щелкнув пальцами, начала демонстрацию своего искусства. Безумное творчество. Творец безумия. Вот кем была богиня. И, она не обманула. Она не могла создавать. Она могла изменять. Что и сделала. На улице послышались первые крики, а картины, что были с такой любовью нарисованы, пришли в полную негодность. Сюжеты, что были запечатлены попросту ожили. И очень хотели погулять. И Шеограт не стала им мешать. И вот с полотен и холстов сошли они – животные, люди, монстры, странные существа. Пейзажи пришли в движение, музыкальные инструменты заиграли чудовищную какофонию, фрукты гнили и источали отвратительный гнилостные аромат. А «Закат над Сан-Франциско», зафантанировал кровью, которой и был нарисован, облив всех, кто пробегал мимо красным водопадом. А Шеогарат смеялась, наблюдая за всем этим и стоя посреди начавшегося безумного ада. Вот теперь эта улица полностью соответствовала ее понятиям о прекрасном. И она была довольна.

+2

3

Прошло уже какое-то время пребывания Люцифера на земле. Его сосуд уже под износился, но падший об этом не переживал. Почему? Он был полностью уверен в том, что ему удастся сломать Сэма Винчестера и тот ответит положительно на главный вопрос. Всего-лишь две заветные буквы отделяют двух братьев-ангелов от эпичной битвы, что была предначертана. Нет, не судьбой. Революционер не очень любил языческих богов, мягко говоря. Такие указания были даны Всевышним, по крайней мере, так думалось. Может быть, тогда Люцифера заметят. Раз уж он решил испортить любимые папочкины творения, то почему бы и не продолжать в том же духе по нарастающей? Его все устраивало. Даже эта последняя битва с Михаилом. А знаете почему? Да потому что масштабы трагедии настолько велики, что не выживет ничто живое. Он хоть так, хоть этак выполнит свой план. И даже если Бог не придет остановить разборки братьев, он особо не расстроиться. Напротив, будет лишний раз доказательство, что не так важны люди для творца. Или происходящую в будущем движуху спишут на испытания для всего и вся? А получится? Есть ли в этом вообще какой-то смысл. Сейчас, падший архангел не слишком руководствовался этим принципом. Ему просто нравилось творить именно то, что он делал. Развлекался с людишками по-своему. Стоит привлечь его внимание, и вам уже не отделаться от революционера, что пошел против собственных братьев. Под раздачу уже попадали Винчестеры, но там по-другому и быть не могло. Должен же заключенный знать героев в лицо. Признайтесь честно, вы бы тоже хотели знать, кто является источником высвобождения из клетки.
Привлечь внимание одного из архангелов весьма не трудно. Достаточно быть выделяющимся из толпы, быть собой или просто привлекательным. А еще он частенько любил появляться в чужих спальнях. Почему так? История об этом умалчивает, но возможно, все дело в том, что свой первый сосуд после «высвобождения» он получил через постель, в прямом смысле слова. Ник – так зовут текущую оболочку Люцифера, пытался спать в своей кровати, мучаясь кошмарами и страдая от потери семьи. Но стоило прийти падшему в облике его жены, как все поменялось. Он избавил Ника от боли и страданий, пообещал ему, что сможет оживить его семью. Он не врал. Такие возможности в арсенале архангела имелись, но он не стал этого делать. Почему? Потому что Люцифер! Да и были дела поважнее. Нужно было срочно думать, как «нагадить» папке в тапки, уничтожить всех людей, в процессе наслаждаясь всем этим. Ну, и конечно, поиск «избранного сосуда» и подготовка к битве со старшим братцем. Сейчас встречаться с ним необходимости нет. Они просто не смогут проявить себя в полную силу, их оболочки не выдержать, а сказать столько всего хочется. Приходится держаться на расстоянии. Но место встречи изменить нельзя.
В один прекрасный момент сложились между собой все три пункта. Выделение из толпы, привлекательность, и искренность. А бонусом было то, что люди вопили от ужаса. Такое нельзя было пропустить мимо себя. Тем более, архангел слишком пристально следит за всем происходящим, поэтому вакханалия в Сан-Франциско не осталась незамеченной. Появляться сразу он не стал, просто наблюдал со стороны. Однако золотисто-желтые глаза являлись точно не человеческими. Скорее, похоже на кошачьи. И в них крылось столько безумия. Если бы все могло быть иначе, то они определенно спелись. Люцифер был не глуп, поэтому прекрасно понимал, кто это перед ним тут маячит, как он думал. Да, эту блондинку он принял за языческую богиню. Чувства смешались. С одной стороны восхищение, с другой – ненависть. Уж очень сильна она была к таким существам, тем более, что один из братьев связался с ними. Несмотря на данные обстоятельства, расправляться сразу с ней он не будет. Потому что он хорошо знаком с языческими богами и не припоминает кого-то, вроде нее. Какова вероятность появления новых? Кто за это ответственен? Кого выпороть и наказать?
Наконец, Люцифер решает появиться среди начавшегося безумия. Крики людей были приятной симфонией для его ушей. Жаль, что подобное учудил не он. Это слишком маломасштабно для него. У него совершенно другие планы на людей. Он нанесет всего-один удар. Удар по всей Земле. На такое мало кто решиться и способен. А пока можно насладиться тем, что есть и развлечься. Мужчина появляется не просто абы где, а позади той самой блондинки, что учудила подобный хаос на улицах города. Ему не интересны ее творения, его мало трогают чувства пострадавших людей. То ли дело она. Ей удалось заинтриговать и заинтересовать падшего. Он хочет ее изучить подробнее, а для этого нужно всегда быть «в первых рядах».
- Так, это из-за тебя столько шума? – мягко и тихо произносит мужской голос вопрос, мужская рука ложится на плечико, слегка сжимая его своими пальцами. Небольшое усилие, чтобы повернуть виновницу торжества к себе лицом. Он смотрит в ее ярко-странные глаза. Он не боится ее, он вообще мало кого боится, потому что Люцифер. Сейчас у них есть немного времени, чтобы оценить друг друга. Правда, сосуд Люцифера выглядит уже не так привлекательно, как в момент первого «вхождения». Глаза плавно спускаются вниз, очерчивая женскую фигуру, выделяя все интересные места, а затем снова поднимаются на уровень золотисто-желтых глаз.
- Что ты такое?

+4

4

Шеогарат наслаждалась. Все это безумие, паника, непринятие реальности, крики… О! А вот и появились пострадавшие. И нет, не из-за нее. Просто кого-то затоптали в панике. Эх, смертные. Достаточно просто надавить и вы превращаетесь в стадо баранов, которые без зазрения совести бросят самого слабого и медленного, надеясь, что волк наестся. Немного разочаровывает. Шеогарат не любила таких. Бойцы были куда интереснее. С ними было так весело играть. Особенно, когда они понимают, что их водят за нос.  А пирог с их мозгами был куда вкуснее, чем пирог из говяжьих мозгов. Мозги… Вкуснятина…
Уже слышались сигнальные огни полицейских машин, внутри которых сидят стражи порядка, которые должны бдить и защищать. Они успокоят, они внесут чуток рациональности в создавшуюся смуту. Звуки сирен тухли, смешивались с какофонией музыки и криков. А Шеогарат дирижировала оркестром. Она любила дирижировать. Управлять. Направлять. Как человека. Или стрелу кому-нибудь в рожу.
- Нет! Не так! – кричала она, - Вы, - она тыкнула тонким пальцем в группу из летающих саксофона, скрипки и барабанов, - Я хочу «Лунную сонату», но в стиле народной музыки племени Бора. И чтобы никакой ноты Ми. Понятно? Я ненавижу ноту Ми. Играйте! И не забывайте про дарийский минор. Чтобы его не было! Вперед!
Она хлопнула в ладоши и инструменты, словно бы (хотя почему словно?) слушаясь хозяйку, заиграли то, что требовалось. Было странно. Но красиво. Вот это было искусство. Не то что поганый реп.
И вот как раз в этот момент, когда Шеогарат раскрыла рот, дабы дать новые указания. На этот раз парочке сюрриалистичных, сошедших с полотна портретов, которые и поймали горе-художника, из-за которого все и началось, когда в постановку безумия вмешалось еще одно лицо. Оно было мужским, оно было в язвах, оно возвышалось над Шеогаратом на полголовы. И оно развернуло Безумную к себе. Так и не дав ей приказать заставить художника рисовать. И нет, она не испугалась. Безумцу страх не ведом. Даже если сила неизвестного существа легкими разрядами тока проходила по коже. Даже, если богиня даже не почувствовала его появления. Нет-нет. Ей совершенно было не страшно. В глазах Безумной Звезды отражался интерес. Искреннее любопытство ученого, наблюдающего за размножением нового вида вируса.
- В этом весь вопрос, не так ли? – заявила Шеогарат, - Кто я? Что я? Где я или когда я? Так? Тебе, кстати, не кажется, это глупым? Ведь ты прекрасно знаешь, что я такое, неизвестное создание. Да-да. Ты отлично это знаешь. Просто ты сам об этом еще не знаешь, - она рассмеялась, но спустя секунду резко оборвала смех, - Эй вы! – она снова обратилась к парящим музыкальным инструментам, - Я что сказал? Никакого дорийского минора! Если вы еще раз спутаете его с лидийским мажором, то превратитесь в плохую идею. Понятно?
Инструменты изменили звучание. Видимо, превращаться в плохую идею не желали даже они. У всех есть чувство самосохранения. Даже у неодушевленных предметов. А сама Шеогарат меж тем снова повернулась к неизвестному, смерив его еще более заинтересованным взглядом. А на фоне уже слышались звуки стрельбы. И сирен. Которые сейчас гудели в ритме «Джиперс Криперс».
- Знаешь, для музыкальных инструментов у них просто отвратительный музыкальный слух, - сообщила она незнакомцу, - Но я отвлеклась… Итак. Ты кто?
Нет, это было действительно интересно. Кто этот безумец, решивший схватить Шеогарата. Она, конечно, любила безумцев, но она не любила, когда ее хватают. Это попахивало непочтением, а богиня любила, когда ее почитают. Или относятся с уважением. Или бояться ее. Или ненавидят. Тоже неплохое чувство. Однако, почитание гораздо лучше. Так она чувствовала себя на своем месте. А место крайне важно, знаете ли вы. Особенно, когда оно твое. Или будет твоим. Или было твоим… Эээ… неважно. Важны сейчас ответы на интересующие вопросы. А они были у каждого из этой парочки. И нужно получить ответы на них. Это важно.

Отредактировано Sheogorath (14-06-2018 12:34:08)

+2

5

look

позже.

Я вернулась совсем недавно, однако успела немного узнать и полюбить этот новый мир. Хотя нет, скорее приняла как новое должное, ведь я снова здесь, в мире живых, цеплялась за все возможности остаться. Жаль что он оказался далёким от того, что помнила с тех давних пор, чересчур шумным, многолюдным, странный и торопливый что ли. Оставшийся без души, прямо как я, ежели бы знала о себе эту особенность. Но при всех очевидных недостатках ни один раз не захотела возвращаться обратно. Там всё известно, всё знакомо, неожиданности не критичны, но свобода и солнце перевесили чашу весов, они дороже. И к тому же обещала ведь помощь извне остальным, обещания привыкла выполнять, а оттуда ничто и никто не выйдет без причины.
Я успела полюбить этот город с чудным названием, когда оно слетало с уст, я чувствовала особенную музыку, притяжение. На самом деле, что-то особенное, конкретное держало меня здесь, привлекало, не давало покинуть его. Будто бы здесь находится часть меня, крайне важная, и непременно жаждала оказаться найденной. Только нужно ли мне это было? Когда существовало гораздо больше куда важных проблем. Как быть? Что делать дальше? Куда мне двигаться? В новом непонятном мире, где я ничего не знаю и не умею.
Бесконечно долгое время проводила, просто бродя по улицам, сутками напролёт, днём и по ночам, нервно реагируя на каждый звук. Ошеломляющая какофония звуков резала кувалдой по металлу тонкий чувствительный слух, светофоры, телефоны с машинами на каждом шагу, гул в небесной вышине. И никого, кто бы пояснил, что вокруг за чертовщина, и с чем её едят. Естественно, обходилось не без происшествий, вроде непроизвольных возгораний, поджогов, аварий с моим участием, где под пронзительные визги я уходила без единой царапины, в отличие от машин. В редкие, очень краткие мгновения, я почти соглашалась с внутренними убеждениями вернуться в Чистилище, где всё просто и предельно понятно, не приходится уже подстраиваться под окружение.
Но, всё изменилось в совершенно обратном направлении, вырвав меня из состояния неопределённости, стоило найти подходящее занятие. Однажды длинная дорожка из серого камня привела меня к набережной. Большое скопление воды, напрягает, но терпеть можно, большую часть времени тишина, спокойствие, и полно времени подумать. Да главное дело даже не в тишине от людей, хотя я ниразу практически не оставалась одна, а в том, чем те здесь занимаются, что их привлекает. Рисовать мне нравилось всегда, большую часть жизни из многих тысяч лет, с самой ранней юности, училась и развивала талант у самых талантливых мастеров всех времён. Особенно повезло иметь в учителях Леонардо Да Винчи, молодой гений мгновенно стал моим покровителем, кумиром и очень хорошим другом. При родителях не часто отводилось время на развлечения, со всем-то кругом забот и обязанностей, самые крохи улучала на личное пространство.
И здесь и сейчас я нашла в искусстве некое спасение, с головой всем существованием уйдя в занятие. Именно оно помогло отключиться мне от суетливой непонятной докучливой реальности, отгородившись телом и разумом, построила вокруг себя непробиваемую стену. Остатки интереса к вещам, к людям, я избавилась от них с концами, без устали проводила над бумагой дни напролёт, ночи. Не впервой, совсем легко обходясь без еды, воды, неподвижно проводя несколько часов, лёжа с открытыми глазами лицом к небу, достаточно было для отдыха, и вновь брала в руки карандаш с альбомом, не нужно интересоваться, откуда они брались, чистые листы, всё равно не отвечу на этот вопрос. То здесь, на набережной, то на самой высшей точке давно примеченном мосту этого полиса, залезая туда, где всякий нормальный адекватный человек и не додумается захотеть быть. Где что ни на есть, близко рукой дотянуться до небес, ладонью удержать облако, и весь город на ту же ладонь умещается. И из звуков самый чёткий один ветер, холодные стремительные потоки целовали щёки, оставляя послевкусие морозца по коже, гуляли в волосах, что-то шептали на ухо. Здесь рождались многие из набросков, что вряд ли кто-либо увидит другой, они же только для меня, не для кого-то ещё. Город, каким виделся, несколько рисунков на разный лад, почти ничего общего, как выглядит на самом деле, но это дело точки зрения. Остальное полная импровизация, порождения фантазии, покорёженного воображения от всего увиденного, порой они не предсказуемы в конечном результате.
И сейчас, в разгар активно бурлящей днём активностью города, я никуда не девалась, ни из города, ни из жизни. И с набережной также, в обычном месте для таких же, творческих наклонностей, вроде меня, где каждый находил себя. Но находилась обособленно от общего сборища, не желая вливаться в общество, ничего не желая, кроме одиночества и тишины. Ведь здесь и только здесь именно в это время ко мне обычно вдохновение, желание творить нечто прекрасное вопреки растущей пустоте из самых недр. Рука шустро и ловко скользила над пока что чистым полотном, обычно я никогда не знала, начиная тот или иной рисунок, что хочется изобразить, не представляла чётко конечного результата. Обычно всё рождалось интуитивно, под впечатлением момента, ведь ни одно творчество не рождается из-под палки как правило. Сегодня я пока не успела поймать свою волну, направление, карандаш так и не коснулся белого листа, не оставил ни одной линии, или штриха. Мысли удалялись от реальности, отплывая в дали-далёкие, в недавнее прошлое, и в более глубокое. Когда я не была одинока, не была одна, и было всё, что можно было пожелать. Ладно, почти всё. Но брат с сестрой, какими бы они ни выросли, любимый человек, даже родители, с изрядной степени приглушали отсутствие ещё одного немаловажного элемента. Мифа, которой тем не менее беспощадное время практически полностью развенчало. Но и так сейчас не плохо, без них, эти листы бумаги и карандаш единственные помощники, которые мне нужны.
Я сосредоточилась, как будто перед прыжком в воду глубоко вдохнула носом воздух, уносясь существом в самые недра разума, где могла находить идеи, где рождались идеи. Представила настоящий дом, лица тех людей, кто постоянно был рядом. Обычно всегда это помогало, вычерпывая наружу из подсознания образы, порождения былого, представления о жизни, переносила их на бумагу. Не хаотично, без спешки, никуда не торопясь, никто меня не гнал. В любое время, однако сегодня перестало со временем быть похожим на остальные дни. Все эти крики, визги, топот метающихся людей мимо меня, то туда, то в обратную сторону, так что земля сотрясалась, я переставала чувствовать себя обособленно. А тем более в воздухе настойчиво маячила магия, творящееся чьё-то чёрное безумство, распространяющееся повсюду. Только меня действо обошло стороной, что бы там ни страдали люди от неё, разве должно было волновать? Когда я отдельно располагалась ото всех, тихая, спокойная, незаметная, как любой человек, в том числе для двоих «субъектов», на повышенных тонах обсуждающих устроенные безобразия. Как и то, что они сами порождали эти самые безобразия, чего скрывать, меня они продолжали не замечать, интересуясь исключительно друг другом, так как я всё ещё оставалась в стороне, что хотя не мешало всё прекрасно слышать и видеть. И мой выдох раздражения наверное тоже остался бы незамеченным, то что их разговоры изрядно подбешивали, эмоция ничем не выразилась внешне, кроме сомкнутых губ, я оставалась совершенно невозмутимой. И недоумевала в том числе, ну неужели не понятно на самом деле, кто стоял перед громкоголосой виновницей хаоса? Да всё же ясно, как божий день, нужно только уметь ВИДЕТЬ, не только СМОТРЕТЬ.

+2

6

Неважно, насколько древним существом мог быть Люцифер. Сегодня он успеет сделать для себя несколько новых открытий. Падший повидал достаточно и не существует в мире чего-то, что смогло бы его удивить. Он так думал до текущего момента. Похоже, что любимый сын несколько недооценил своего отца. Его мощь потрясает. Она безгранична. Никто из детей не в силах с ней совладать. Почему он их бросил? Почему позволяет издеваться над собственными творениями? Слишком много вопросов. Часть ответов он знал или думал, что знал. Они являлись такими же творениями. Кого он больше любил? Детей или людей? Он не смог определиться, поэтому решил уйти в тень? Но разве можно назвать такой поступок достойным? Почему не уравновесил шансы букашек? Такие, как он могут их превратить в пыль одним лишь щелчком пальцев. Архангел не станет больше копаться в этой теме. Не станет искать скрытых мотивов там, где их может и не быть. Сейчас им движет одно чувство. Отмщение. Он чувствует себя преданным. Обездоленным, недолюбленным и непонятым. Он поднял восстание, но так и не смог завершить начатое. Получил наказание, стал первым падшим. Заточенный в клетке, утопая в чувстве одиночества и безысходности. Интересно, о чем думал отец? Ожидал ли он раскаяния от сына? Освободил бы его? А может, это была часть испытания? Любовь может быть разной. В идеале она должна быть чистой и непорочной. Но нельзя списывать со счетов и извращенную. И в последнюю ее превращает сам Люцифер. У него талант – совращать, извращать. Он опаснее, чем может показаться на первый взгляд. Любимые чаще всего страдают больше. В таком контексте он еще не размышлял, да и трудно это. Легче ожидать подставу, желание насолить, но никак не принять все препятствия, как любовь. Первозданную, никем не искаженную и такую мощную.
Неизвестное творение смогло удивить его. Мало кто способен удивить падшего архангела так, чтобы тому не хотелось тут же избавиться от этого недоразумения. Но блондинка смогла прыгнуть выше головы. Он был все еще в ней заинтересован. Любопытство донимало его больше, а чувство раздражения и не думало показываться.
- Любой мой ответ или вопрос не кажется глупым. Очень скоро ты придешь к тому же выводу, обещаю, – на мужском лице появилась ухмылка. Несколько злорадная. Она ему понравилась. Все неизведанное влечет с сумасшедшей силой. Кому-то интересно сесть голой жопой на муравейник, чтобы узнать последствия. А кто-то предпочитает выяснить привлекательность людского размножения. К слову, мужчина пока не успел ничего из этого вычеркнуть из списка пройденного. Впрочем, муравейник его никогда не интересовал.
Она выражается совсем не как женщина….
Да, ангелы бесполые существа. Но за такой промежуток времени, даже один из архангелов успел принять правила папочкиного мира. Можно подумать, что Люцифер уже не тот. Раньше он устраивал свои собственные порядки, а теперь пытается подчиняться чужим? Но все совсем не так. Придуманная система весьма удобна. Можно находить определенные отличия и использовать это в своих целях.
- У них же нет ушей, а у тебя есть. И глаза у тебя есть, – усмехаясь, подмечает ангел, продолжая неотрывно смотреть на девушку. Ответ был очевиден. Откуда мог появиться музыкальный слух, если ее творения его ни разу не слышали. И хоть он и не думал оправдывать их, но диалог было необходимо продолжить. А вот давать банальный ответ на другой вопрос, после небольшого перерыва – было как-то неправильно. И Люцифер мог себе позволить маневрировать этой темой. Она ему конкретной ясности не дала, а он так хотел избежать этого недопонимания и неопределенности.
- А ты кто? Что за существо неспособно определиться с тем, как ему разговаривать? Судя по двум выпуклостям, – он показывает своим пальцем, не прикасаясь к ним, - ты женщина.
Он слишком увлекся разговором с блондинкой, что не смог почувствовать этого сразу. Воздух изменился, причем давно. Была в нем какая-та непонятная тяжесть, что ли. А кричащие звуки и прочая ересь мешала на этом сосредоточиться. Поговорим всего несколько секунд с неопределившимся собеседником, ангел уже смог предугадать его дальнейшие действия. Все же, даже если не брать в расчет грудь, на которую он указывал ранее, женского здесь было куда больше. Оно любило болтать, а мужчины ведут себя более сдержанно. Они даже после секса не разговаривают. Инициаторами зачастую выступают именно женщины. Ладонь прижимается к женским губам, полностью накрывая их, лишая возможности внятно выражаться.
- Тшш… Чувствуешь? – задает вопрос падший, внимательно следя за реакцией собеседницы. Ему пока не удавалось определить возможностей блондинки. Способна ли она ощущать то, что подвластно ему? Третий лишний. Так гласит поговорка. Но он считает иначе. Удивительная способность не привлекать к себе внимание, но в последнюю секунду что-то изменилось, что дало возможность раскрыть свое расположение.
- Больше выскочек, я не люблю только тех, кто подглядывает безо всякого стыда… – он продолжал смотреть на блондинку, но его указательный палец в форме пистолета стремительно направился выше, и ближе к окончанию своей фразы, взгляд падшего перешел на другого. Их глаза встретились.
- Бах, – «выстрелив», Люцифер вынудил третьего «спускаться с небес на землю». Будто непреодолимое притяжение настигло цель, выстраивая траекторию приземления недалеко от стоящей парочки. Мужчина убирает руку с женского рта, ,после чего решает подойти и посмотреть на шпиона сверху-вниз.
- Кто тут у нас?

+2

7

Интересно. Да, это действительно было интересно. А очень мало людей были способны действительно заинтересовать Шеогарата. Эта личность смогла. Он даже не удивлялся, когда видел происходящее вокруг, в то время как остальные смертные впали в панику. И смотря ему в глаза, Шеогарат видела зарождающееся безумие. Ей даже ничего не нужно было делать. Оно уже было в нем. Семя, которое рано или поздно даст плоды. А это было самое интересное. Не одаривать милостью, а потом смотреть, что из этого получается, а наблюдать, как в сознании всходит этот прекрасный цветок без ее помощи. А ждать она может очень долго. И, чтобы там не говорили, как бы не утверждал сам Бог Безумия, терпения у нее очень много. Относительно ожидания, по крайне мере. Особенно, если это ожидание чего-то интересного. В конце концов, она же проявила терпение в отношении Пелагия. Там даже делать ничего не пришлось. Его замечательная мамаша, волчий амулет, что был ему подарен, сделали все за Шеогарата. Нужно было лишь ждать, когда паренек сам сойдет с ума и останется в истории, как Пелагий Третий Безумный. Человек, что покусал послов прямо на приеме, а потом от огорчения пытался повесится. А еще он запретил смерть. Да. Вот было весело. Тогда Шеогарат получил истинное удовольствие наблюдателя. И тут будет то же самое. Этот тип сам обезумит. Без ее помощи. Она будет смотреть. И наслаждаться.
- Очень скоро? – на губах безумной зазмеилась ухмылка, - В каких масштабах ты говоришь? В масштабах вселенной или смертной жизни? Ты, кстати, в курсе, что время – искусственная величина? Его можно создать, его можно почувствовать. Попробовать на вкус, набрать впрок, превратить в клубничный торт и запечь вместе с пространством. И тогда, понятие «скоро»… - она рассмеялась, - Будет крайне, крайне относительно, мой друг. Так о каком именно «скоро» ты говоришь?
Было весело. Честно. Это даже веселее, чем то безумие, которое продолжало твориться на улицах. Уже слышен вой полицейских сирен, уже слышны приказы и первые выстрелы. Полицейские матерились, даже не стесняясь в выражениях. Крики ужаса сменились на отборную ругань со стороны копов, которые пытались понять, что происходит. Чтобы было довольно сложно, когда тебе противостоят такие типы, как сошедший с полотна кентавр и купающаяся дева. Не говоря о том, что картина, что так возмутила Шеогарата продолжала сочиться кровью, а повсюду летали бабочки и пели птицы. Впрочем, пение последних заглушалось руганью и музыкой, что издавали верные инструменты. И на этот раз выдавая то, что требовал Безумный Бог.
- Ты думаешь, невозможность исполнить мой приказ снимает обязанность исполнять его? Мне наплевать, как это будет сделано, но это должно быть сделано, - хмыкнула она, - Невозможность действия никогда и никого не останавливала от его совершения, мой неизвестный друг. Как и наличие выпуклостей и впуклостей не делает меня женщиной в полном смысле этого слова. Мы те, коими себя осознаем. Подумай над этим. Допустим, я являлся смертным в мужском обличье, но тот, кто привел меня в этот очень интересный мир, - с губ князя сорвался смешок, - Посчитал, что женщина из меня куда лучшая, чем мужчина. У него свой взгляд на мир. И таким образом мы снова возвращаемся к вопросу осознания себя. Своего места в мире и тому, кто мы есть на самом деле. Взять к примеру, вон ту гитару, - Шеогарат махнула рукой в сторону парящего инструмента, - Она звучит как гитара, потому что осознает себя гитарой. Но стоит ей понять, что она – барабан, то она тут же будет издавать соответствующие звуки… - повисла секундная пауза, а Шеогарат резко развернулась, - Барабан, говорю!!! – рявкнула блондинка и гитара, прекратив игру, начала делать попытки отбивать ритм, - Вот, видишь. Но, представлю… - договорить она не смогла. А все потому что Шеогарата заткнули. Буквально. Просто зажали рот. А такого не было с самого начала ее существования. Никто. Никогда. Не смел зажимать рот безумной даэдре. Просто потому что, считали, что это опасно для здоровья. А этот неизвестный стал. Он посмел. И да, Скумовая Кошка даже не разозлилась. Она удивилась. В ее желтых глазах застыла крайняя степень офигивания. А ведь считалось, что покровитель безумцев, способный принять абсолютно все и согласиться с любым бредом, не способен на такое чувство, как удивление. Ну что же. Все бывает в первый раз. Так и вышло. И она лишь молча стояла и взирала на мужчину снизу вверх, с высоты низкости своего роста. Но причина такого повдения открылась очень скоро. И в лице милой блондиночки, которая решила посетить их своим присутствием. Встав рядышком с мужчиной, Шеогарат по-птичьи наклонила голову вбок, рассматривая барышню.
- Так-так… А я тебя знаю, - заявила блондинка, - Ты – Стенли. Говорящий грейпфрут из Пасваля!

Отредактировано Sheogorath (15-06-2018 00:31:36)

+2


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [13.09.2009] Немного об искусстве.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC