SPN: Mystery Spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [13.09.2009] Немного об искусстве.


[13.09.2009] Немного об искусстве.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата: 13.09.2009
Место действия: Сан-Франциско. Каллифорния.
Участники эпизода: Sheogorath, Lucifer, Luna
Описание: искусство всегда было великим даром. Который Шеогарат вполне заслуженно считала своим. Даже тут, в мире, что не принадлежал ей, в мире, к которому не принадлежит она, даедра продолжает считать себя покровителем этого самого искусства. Однако, даже она, безумная даедра, принимающая любой вариант, считает плевком себе в душу, когда видит посредственность. И, заскучав, она эту посредственность искореняет. А заодно развлекается. Нет, правда, как еще безумная богиня, что ищет себе последователей может заявить о себе? И надо ж было в то самое время, когда Скумовая кошка устраивала карнавал безумия, проходить рядом Люциферу, которому стало любопытно. А рядышком еще и феникс тусит. А вы спрашиваете, как такие существа могут собраться вместе. Судьба.

Отредактировано Sheogorath (04-04-2018 10:35:48)

+2

2

Кто бы, что бы, там не думал, но были вещи, к которым Шеогарат относилась очень серьезно. Точнее было всего две вещи, к которым безумная богиня подходила со всей ответственностью. Это – ее царство и это ее дары. И да, даедра была хорошим правителем, готовая выслушать каждого своего подданного и решить каждую проблему, что возникала. Конечно, если ее герцоги не справлялись с этим сами. А так как они справлялись, то редко кто представал перед ее ликом. Ну, за исключением тех случаев, когда на деревни нападали и Шеогарат лично поднимала свою царственную задницу и шла разбираться с проблемами. Так можно было избежать проблем в будущем. Вот именно поэтому ее безумные подданные и любили своего не менее, а может даже более безумного правителя. Но, сейчас, ее царства нет. Да и само царство по сути и не существует. И Безумная приняла это как данность. В конце концов, она лично убедилась в том, что из игры она никуда не подевалась. Она была одновременно и здесь, и там. А значит, можно было не волноваться и наслаждаться жизнью. И делать дела. Но сейчас стоило наслаждаться. Ведь моменты отдыха и безделья так редки, что стоит ценить их.
Но, как не существовало ее царство, так существовали ее дары. Они были. И пусть Шеогарат чужачка в этом мире, это не помешает ей продолжать считать безумия и творчество своими дарами. Это была милость, которой Скумная Кошка одаривала избранных. Не все достойны дара творчества. Не все достойны дара безумия. Впрочем, вторым она одаривала куда чаще, чем первым. И искать систему и логику в отборе одариваемых было столь же пустым и бесполезным делом, как носить воду в решете. Кстати, о нем. Вы замечали, что эту поговорку применяют тогда, когда хотят обозначить что-то бесполезное, то, что никогда не случится. Большинство считают, что носить воду в решете нельзя в то время, как это вполне возможно. Достаточно лишь наклонить решето под нужным углом. Или заморозить воду. Или застелить дно непромокаемым материалом. И того можно вполне свободно таскать воду в решете. Так что сама Шеогарат склонялась к мысли о том, что эту поговорку применяют крайне ленивые люди, которые даже не думают искать варианты решения проблемы. Им проще сказать: «Невозможно», чем попытаться решить проблему. Шеогарат не любила таких. Ограниченные люди. Кстати, даже получив ее дар, безумие этих людей было таким скучным, что хотелось сорвать с них кожу и использовать ее в качестве материала для пошивки пуфиков. Иди же застелить дно того решета.
Но вернемся к реальности. Шеогарату нравился этот мир. Хотя бы потому что здесь ее дар приобрел новые, доселе неведомые формы. Люди творили, создавали, возводили искусство в культ. Столько новых форм, новых обличий, новых видений. Это ей нравилось. Действительно нравилось. С восторгом наблюдала она за тем, как люди создают что-то новое, как выходят за рамки, как не стоят на месте, изменяются, выходят на новые уровни. Для доедра, которые являются самой сутью изменчивости это как бальзам на душу. Это было… Восхитительно. Прекрасно! Но, иногда и отвратительно. Иногда, находились умники, для которых творчество – источник дохода. Нет, Шеогарат не спорила. Любая деятельность требует вознаграждения. Это неоспоримый факт. И даже даедра приходится с этим считаться. И она не была против, чтобы творчество продавалось. Но только в том случае, когда главным в этом уравнении было все-таки искусство, а не деньги. Ведь тогда творчество перестает быть таковым. А это оскорбление для богини. И очень большое. Куда большее, чем даже отказ от ее даров.
Но мы снова отвлеклись. Главное – это здесь и сейчас. А сейчас Шеогарат находилась на одной из улочек Сан-Франциско. Оооо… чудесный город. Стоит заглядывать сюда почаще. Особенно на эту улицу. Здесь было просо чудесно. Уличные художники, музыканты, мимы. Улица просто была наполнена духом созидания, духом творения, духом искусства. И, что важно, Шеогарат прямо-таки кожей чувствовала, что все, чем тут занимаются, приносит удовольствие. Пожалуй, тут можно было даже найти себе почитателей. Своих последователей, жителей для своего, пока еще не созданного царства.
Она бродила, останавливалась у картин и музыкантов, слушала и улыбалась. Прекрасно. Просто прекрасно. Было. Пока взгляд не наткнулся на одну из картин. Мазки, которые не имеют смысла. Халтура так и проскальзывала тут. И авторы – мужчина и женщина, которые явно гордились той мерзостью, что нарисовали. Интересно.
- Один цвет. И кривые мазки. Нет ни палитры, ни смысла. И непонятно, чем нарисовано. И в чем идея? – она глянула на художников своими золотисто-желтыми глазами с вертикальным разрезом. Конечно, можно было исправить это, но Шеограт не считала нужным прятать свои глаза.
- Это «Закат над Сан-Франциско», - пояснила девушка, которой не очень-то уж понравился тон.
- Да ладно? И чем же это нарисовано? И что за краски?
- Я рисовал это членом, а краской меня обеспечила Джессика. Это новое направление…
- Рисовал… Членом…
От неожиданности богиня на секунду заткнулась. Ее дар. Ее великий дар используют так?! Она подарила смертным музыку! Она – покровитель творчества. Она дает вдохновение избранным. А ее дар используют так! Непростительно! И еще более непростительно то, что это не был творческий порыв. Это было сделано ради славы. Корысть, что совершенно невозможно при занятиях искусством.
Она рассмеялась. Громко. Запрокинув голову вверх.
- Членом. Рисовал членом! О, значит вот как тут творят смертные! Ну что же, я тоже покажу вам свое творчество. Тебе понравится, крошка…
- Какого…
Но Шеогарат уже не слушала. Она подняла руку и щелкнув пальцами, начала демонстрацию своего искусства. Безумное творчество. Творец безумия. Вот кем была богиня. И, она не обманула. Она не могла создавать. Она могла изменять. Что и сделала. На улице послышались первые крики, а картины, что были с такой любовью нарисованы, пришли в полную негодность. Сюжеты, что были запечатлены попросту ожили. И очень хотели погулять. И Шеограт не стала им мешать. И вот с полотен и холстов сошли они – животные, люди, монстры, странные существа. Пейзажи пришли в движение, музыкальные инструменты заиграли чудовищную какофонию, фрукты гнили и источали отвратительный гнилостные аромат. А «Закат над Сан-Франциско», зафантанировал кровью, которой и был нарисован, облив всех, кто пробегал мимо красным водопадом. А Шеогарат смеялась, наблюдая за всем этим и стоя посреди начавшегося безумного ада. Вот теперь эта улица полностью соответствовала ее понятиям о прекрасном. И она была довольна.

+2

3

Прошло уже какое-то время пребывания Люцифера на земле. Его сосуд уже под износился, но падший об этом не переживал. Почему? Он был полностью уверен в том, что ему удастся сломать Сэма Винчестера и тот ответит положительно на главный вопрос. Всего-лишь две заветные буквы отделяют двух братьев-ангелов от эпичной битвы, что была предначертана. Нет, не судьбой. Революционер не очень любил языческих богов, мягко говоря. Такие указания были даны Всевышним, по крайней мере, так думалось. Может быть, тогда Люцифера заметят. Раз уж он решил испортить любимые папочкины творения, то почему бы и не продолжать в том же духе по нарастающей? Его все устраивало. Даже эта последняя битва с Михаилом. А знаете почему? Да потому что масштабы трагедии настолько велики, что не выживет ничто живое. Он хоть так, хоть этак выполнит свой план. И даже если Бог не придет остановить разборки братьев, он особо не расстроиться. Напротив, будет лишний раз доказательство, что не так важны люди для творца. Или происходящую в будущем движуху спишут на испытания для всего и вся? А получится? Есть ли в этом вообще какой-то смысл. Сейчас, падший архангел не слишком руководствовался этим принципом. Ему просто нравилось творить именно то, что он делал. Развлекался с людишками по-своему. Стоит привлечь его внимание, и вам уже не отделаться от революционера, что пошел против собственных братьев. Под раздачу уже попадали Винчестеры, но там по-другому и быть не могло. Должен же заключенный знать героев в лицо. Признайтесь честно, вы бы тоже хотели знать, кто является источником высвобождения из клетки.
Привлечь внимание одного из архангелов весьма не трудно. Достаточно быть выделяющимся из толпы, быть собой или просто привлекательным. А еще он частенько любил появляться в чужих спальнях. Почему так? История об этом умалчивает, но возможно, все дело в том, что свой первый сосуд после «высвобождения» он получил через постель, в прямом смысле слова. Ник – так зовут текущую оболочку Люцифера, пытался спать в своей кровати, мучаясь кошмарами и страдая от потери семьи. Но стоило прийти падшему в облике его жены, как все поменялось. Он избавил Ника от боли и страданий, пообещал ему, что сможет оживить его семью. Он не врал. Такие возможности в арсенале архангела имелись, но он не стал этого делать. Почему? Потому что Люцифер! Да и были дела поважнее. Нужно было срочно думать, как «нагадить» папке в тапки, уничтожить всех людей, в процессе наслаждаясь всем этим. Ну, и конечно, поиск «избранного сосуда» и подготовка к битве со старшим братцем. Сейчас встречаться с ним необходимости нет. Они просто не смогут проявить себя в полную силу, их оболочки не выдержать, а сказать столько всего хочется. Приходится держаться на расстоянии. Но место встречи изменить нельзя.
В один прекрасный момент сложились между собой все три пункта. Выделение из толпы, привлекательность, и искренность. А бонусом было то, что люди вопили от ужаса. Такое нельзя было пропустить мимо себя. Тем более, архангел слишком пристально следит за всем происходящим, поэтому вакханалия в Сан-Франциско не осталась незамеченной. Появляться сразу он не стал, просто наблюдал со стороны. Однако золотисто-желтые глаза являлись точно не человеческими. Скорее, похоже на кошачьи. И в них крылось столько безумия. Если бы все могло быть иначе, то они определенно спелись. Люцифер был не глуп, поэтому прекрасно понимал, кто это перед ним тут маячит, как он думал. Да, эту блондинку он принял за языческую богиню. Чувства смешались. С одной стороны восхищение, с другой – ненависть. Уж очень сильна она была к таким существам, тем более, что один из братьев связался с ними. Несмотря на данные обстоятельства, расправляться сразу с ней он не будет. Потому что он хорошо знаком с языческими богами и не припоминает кого-то, вроде нее. Какова вероятность появления новых? Кто за это ответственен? Кого выпороть и наказать?
Наконец, Люцифер решает появиться среди начавшегося безумия. Крики людей были приятной симфонией для его ушей. Жаль, что подобное учудил не он. Это слишком маломасштабно для него. У него совершенно другие планы на людей. Он нанесет всего-один удар. Удар по всей Земле. На такое мало кто решиться и способен. А пока можно насладиться тем, что есть и развлечься. Мужчина появляется не просто абы где, а позади той самой блондинки, что учудила подобный хаос на улицах города. Ему не интересны ее творения, его мало трогают чувства пострадавших людей. То ли дело она. Ей удалось заинтриговать и заинтересовать падшего. Он хочет ее изучить подробнее, а для этого нужно всегда быть «в первых рядах».
- Так, это из-за тебя столько шума? – мягко и тихо произносит мужской голос вопрос, мужская рука ложится на плечико, слегка сжимая его своими пальцами. Небольшое усилие, чтобы повернуть виновницу торжества к себе лицом. Он смотрит в ее ярко-странные глаза. Он не боится ее, он вообще мало кого боится, потому что Люцифер. Сейчас у них есть немного времени, чтобы оценить друг друга. Правда, сосуд Люцифера выглядит уже не так привлекательно, как в момент первого «вхождения». Глаза плавно спускаются вниз, очерчивая женскую фигуру, выделяя все интересные места, а затем снова поднимаются на уровень золотисто-желтых глаз.
- Что ты такое?

+4

4

Шеогарат наслаждалась. Все это безумие, паника, непринятие реальности, крики… О! А вот и появились пострадавшие. И нет, не из-за нее. Просто кого-то затоптали в панике. Эх, смертные. Достаточно просто надавить и вы превращаетесь в стадо баранов, которые без зазрения совести бросят самого слабого и медленного, надеясь, что волк наестся. Немного разочаровывает. Шеогарат не любила таких. Бойцы были куда интереснее. С ними было так весело играть. Особенно, когда они понимают, что их водят за нос.  А пирог с их мозгами был куда вкуснее, чем пирог из говяжьих мозгов. Мозги… Вкуснятина…
Уже слышались сигнальные огни полицейских машин, внутри которых сидят стражи порядка, которые должны бдить и защищать. Они успокоят, они внесут чуток рациональности в создавшуюся смуту. Звуки сирен тухли, смешивались с какофонией музыки и криков. А Шеогарат дирижировала оркестром. Она любила дирижировать. Управлять. Направлять. Как человека. Или стрелу кому-нибудь в рожу.
- Нет! Не так! – кричала она, - Вы, - она тукнула тонким пальцем в группу из летающих саксофона, скрипки и барабанов, - Я хочу «Лунную сонату», но в стиле народной музыки племени Бора. И чтобы никакой ноты Ми. Понятно? Я ненавижу ноту Ми. Играйте! И не забывайте про дарийский минор. Чтобы его не было! Вперед!
Она хлопнула в ладоши и инструменты, словно бы (хотя почему словно?) слушаясь хозяйку, заиграли то, что требовалось. Было странно. Но красиво. Вот это было искусство. Не то что поганый реп.
И вот как раз в этот момент, когда Шеогарат раскрыла рот, дабы дать новые указания. На этот раз парочке сюрриалистичных, сошедших с полотна портретов, которые и поймали горе-художника, из-за которого все и началось, когда в постановку безумия вмешалось еще одно лицо. Оно было мужским, оно было в язвах, оно возвышалось над Шеогаратом на полголовы. И оно развернуло Безумную к себе. Так и не дав ей приказать заставить художника рисовать. И нет, она не испугалась. Безумцу страх не ведом. Даже если сила неизвестного существа легкими разрядами тока проходила по коже. Даже, если богиня даже не почувствовала его появления. Нет-нет. Ей совершенно было не страшно. В глазах Безумной Звезды отражался интерес. Искреннее любопытство ученого, наблюдающего за размножением нового вида вируса.
- В этом весь вопрос, не так ли? – заявила Шеогарат, - Кто я? Что я? Где я или когда я? Так? Тебе, кстати, не кажется, это глупым? Ведь ты прекрасно знаешь, что я такое, неизвестное создание. Да-да. Ты отлично это знаешь. Просто ты сам об этом еще не знаешь, - она рассмеялась, но спустя секунду резко оборвала смех, - Эй вы! – она снова обратилась к парящим музыкальным инструментам, - Я что сказал? Никакого дорийского минора! Если вы еще раз спутаете его с лидийским мажором, то превратитесь в плохую идею. Понятно?
Инструменты изменили звучание. Видимо, превращаться в плохую идею не желали даже они. У всех есть чувство самосохранения. Даже у неодушевленных предметов. А сама Шеогарат меж тем снова повернулась к неизвестному, смерив его еще более заинтересованным взглядом. А на фоне уже слышались звуки стрельбы. И сирен. Которые сейчас гудели в ритме «Джиперс Криперс».
- Знаешь, для музыкальных инструментов у них просто отвратительный музыкальный слух, - сообщила она незнакомцу, - Но я отвлеклась… Итак. Ты кто?
Нет, это было действительно интересно. Кто этот безумец, решивший схватить Шеогарата. Она, конечно, любила безумцев, но она не любила, когда ее хватают. Это попахивало непочтением, а богиня любила, когда ее почитают. Или относятся с уважением. Или бояться ее. Или ненавидят. Тоже неплохое чувство. Однако, почитание гораздо лучше. Так она чувствовала себя на своем месте. А место крайне важно, знаете ли вы. Особенно, когда оно твое. Или будет твоим. Или было твоим… Эээ… неважно. Важны сейчас ответы на интересующие вопросы. А они были у каждого из этой парочки. И нужно получить ответы на них. Это важно.

+2


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [13.09.2009] Немного об искусстве.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC