А что будет, если Люцифер выберется из клетки и захочет устроить апокалипсис? Охотники, демоны, боги и нечисть пытаются найти выход из ситуации, а небеса копят силы для неизбежного сражения. Чем закончится противостояние? Приходи и узнай!

SPN: Mystery Spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [05.10.2009] Les papas ont tort


[05.10.2009] Les papas ont tort

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Дата: 05.10.2009
Место действия: штат Флорида, где-то в пригороде Эверглейдса
Участники эпизода: Cyrus Medici, Trent Malloy, Merrick
Описание: Тяжела жизнь простого смертного. То нечисть убить пытается, то учитель сбежал и не найдешь его никак. То лучший друг нотации читает про твою глупость. Гибнет молодость во цвете сил, и погибла бы, если бы...конопля, виски да кофе.

+2

2

Запах трав одурманивал. Многообразие растительности передо мной уже выливалось во множественные цветные геометрические фигуры, плавающие перед моим взором. Честно сказать, я в них не разбирался. Моих знаний хватало отличить петрушку от листочка конопли, все же остальное относилось к общему понятию травы, и честно сказать, жить мне до этого момента не мешало. Кир считал иначе, и еще более уперся в своих думах после того, как вытащил меня из передряги, куда я попал по своей же глупости и эмоциональному порыву отомстить. Стоило быть ему благодарным, и не только за то что жизнь спас, но и вообще сумел вытащить целым. Обычно с телепортацией моему другу катастрофически не везло, всегда что—то переносилось не полностью, но со мной вышло на удивление исправно. Может потому, что тогда Кир был пьян? Я бы тоже с удовольствием устроил алкозабег. До сих пор периодически ощупываю себя, не веря собственной целостности и сохранности тельца.
Цветки папоротника, африканская ромашка, корешки мандрагоры, ятрышник и многое другое, от всего этого травяного ковра, разложенного на кухонном столе, становилось дурно. А все нужно разложить по баночкам, завязочки сделать, заплести и подвесить в кладовой до востребования. Хуже наказания не придумаешь. Я уныло подцепил какой-то стручок и попытался вспомнить, что это. Получалось плохо, так что травяное нечто  упало обратно. Я же горестно застонал и уткнулся лбом в надоедливый гербарий. Ну почему Кир в качестве наказания выбрал именно это? За спиной на плите булькало и источало свой удушливый аромат очередное варево, и хотя окна на кухне были настеж открыты, мне все равно было неимоверно душно и жарко. Киру то хорошо, засел наверху в своем «скворечнике», как я обзывал его кабинет, и пьет кофе в свое удовольствие под книжку какую. А я тут Золушку изображаю какой день подряд. Смахнув с носа прицепившийся листочек, я поплелся к плите, проверять готовность варева. Другого слова не находилось, как назвать то, что было в кастрюльке. Конечно, впору действительно стоило радоваться такому досугу, меня ведь могли отправить и в парк ловить пауков, мышей и змей. Ведь я умудрился изрядно опустошить кладовую Кира, когда поперся сводить счеты с Луной. Ну, на мой личный взгляд, я всего лишь позаимствовал пару ведьмовских мешочков, но мой друг поднял такой возмущенный крик, как будто весь его запас вытащил под чистую. Я приподнял крышку кастрюльки и въедливо принюхался. Взяв со стола деревянную лопаточку, ткнул ей в буро-зеленую кашу и осторожно помешал. Что-то зашипело и от лопаточки осталась лишь ручка с обугленным концом. Вроде бы готово, хотя я и не великий кулинар, но вроде бы в рецепте именно так и описывался этот процесс готовности. Выключив огонь и прикрыв крышкой свой шедевр кулинарии, я оставил его остывать и снова вернулся к разбросанному на столе гербарию. На этот раз моему унылому и заплывшему взору подвергся цветок вербены и мне стало еще более грустно и тошно. Кир мог сколько угодно злиться на меня, ругать, подвергать изнурительным мерам наказания, но как же он не понимает, что я тогда не мог поступить иначе. Ведь выпал такой уникальный шанс разобраться с тварью, испортившей мне жизнь, раз и навсегда. Ну да, меня изрядно потрепали, я умудрился оставить свое единственное оружие в лапах врага, но ведь жив остался! Отложив вербену в сторону, я вздохнул и подпер подбородок кулаком, задумавшись о том, как проходит моя молодость, чахнет в этих четырех стенах, застенках уныния и бесславия. Хотел сразиться с нечистью, сам получил по шее. Счастливо вернулся живым, но не здоровым, получил еще больший нагоняй. Вроде бы извинился, но такое чувство, что перед чайной ложкой, по крайне мере эмоциональный диапазон получил в таком размере в ответ. А теперь, вместо того, чтобы строить планы мести и выслеживать нечисть, сижу в четырех стенах и разбираю травы. Какой-то частью мозга я понимал, что Кир прав был во всем, но моя блондинистая натура все равно не желала смириться с таким положением дел и требовала найти выход. Душа требовала мщения, а еще хотелось вернуть свой кинжал. Даже представить боюсь, что могут с ним сделать фениксы. В самом худшем случае расплавить, и тогда Николас меня по головке не погладит, когда вернется. Да и вообще, за потерю кинжала он вправе мне отвесить пинка и навесить какого-нибудь ужасного наказания, по сравнению с которым этот гербарий покажется просто отдыхом.
Со стороны улицы раздался какой-то шорох и хлопанье. Я моргнул, выныривая из омута сна, куда меня успела склонить моя унылая работа, и посмотрел лениво в окно. Наш дом стоял в пригороде, кругом на несколько километров ни одной живой души, идеальная база для охотников. Кухонное окно выходило во двор, можно было увидеть часть деревянного ажурного заборчика, развешанные плетенки все тех же треклятых трав и барана, методично уничтожающего это разнотравье. Животное появилось у нас недавно, всего пару дней назад, а я уже успел невзлюбить эту скотину всеми фибрами своей души. Зачем его завел Кир, я не знал, хотя не раз спрашивал, и вообще предлагал пустить животинку по прямому назначению, шашлык хотелось неимоверно. Или в суп какой, на крайняк жаркое тоже неплохое из баранины выходит. Кир говорил нет, и продолжал говорить нет даже после того, как наш новый постоялец сожрал почти все лечебные травы, истоптал все клумбы и пободал мой и друга зад своим лбом. Я подозревал, что у моего друга не все в порядке с головой, потому что мое терпение по соседству этого виторогого уже подходило к концу. Конечно, посетителей у нас теперь тоже резко поубавилось. Хотя их и раньше не особо много было, но с тех пор, как у нас поселился баран, стало еще меньше. Мне от этого становилось не легче, и я все больше стал задумываться о рагу из баранины.
Мои мысли о вкусном и прекрасном снова были прерваны. За окном что-то происходило, но мозг уперто не мог понять, что именно, все еще пребывая в неком одурманивании. Какая-то ворона уселась на забор и теперь смотрела на меня в упор. Странная какая-то ворона. Я моргнул, и птица исчезла. Как и баран. Наверное показалось. Я про птицу, от барана же, увы, так просто не отделаешься, наверное пошел в кусты устраивать засаду.
Вновь вздохнув, я хотел было вернутся к своим травяным делам, как стук в дверь отвлек меня от сего занятия. Наверное, баран. Да, точно, эта скотина любит лбом в двери стучать. Повторный стук я также проигнорировал, свято уверенный в своей прозорливости и не желании идти и подставлять свой зад под острые рога. Но потом раздалась мелодичная трель дверного звонка и мысли о баране отошли на второй план. Не научилась эта сволочь еще в дверь звонить, а значит кто-то пришел. Странно, что еще не слышно матных воплей, обычно наш баран первым встречает гостя. Пожав плечами, я стянул с себя передничек, в котором занимался готовкой, бросил его на стул и пошел открывать дверь, недоуменно почесывая подбородок. Гостей вроде как не ждали, да и вообще никого не ждали. Задней мыслью я надеялся, что по ту сторону двери окажется какая-нибудь красивая девчонка, ибо в нашей глухомани последнее время через чур стало скучно.
- Зд.. - Но, открыв дверь, я секунду оценил обстановку и тут же закрыл дверь обратно. После на всякий случай еще и привалился к ней спиной.
Все. Доработался. Примерещится же подобное. Больше никаких трав на сегодня. Иначе еще гномики в килте на баранах плясать начнут. И вообще, где там Кир?..
Лезвие знакомого кинжала пронзило деревянную дверь в нескольких миллиметрах от моей головы. Какой силой нужно обладать, чтобы это сделать? Хотя чего я спрашиваю, уже сталкивался с подобным.
- Кир!.  - почему-то шепотом и писком позвал я, как ошпаренный отпрыгивая от двери в сторону. Вовремя. Иначе ей бы меня и зашибли. Посмотрев на вполне реального и злющего феникса, я бросился в зал, к камину, где выхватил железную кочергу из чугунка. Не айс какое грозное оружие, но ничего другого под рукой все равно не было.
- Давненько не виделись, чувак, - припомнил я нашу первую встречу, да держа дистанцию - Какой ты упертый, однако. Кинжал мне принес, смотрю. Положи на столик, и так и быть, дам тебе уйти отсюда здоровым и не ощипанным. - грозно навострив конец кочерги на нечисть, я подумал, имеет ли смысл орать и звать Кира, или если я это сделаю, то могу и на друга навлечь опасность. А так феникс пока может подумать, что я тут один живу. - Как Луна поживает? Привет ей передавай, у меня вот уголок в комнате пустует, как раз место для чучела свободно. - я шажок за шажком осторожно продвигался к кухне, там остро-режущего, и главное, железного, добра всякого хватало.

+3

3

Голова гудела и болела, было чувство, что внутри черепной коробки было что-то гораздо тяжелее, например, гири под пару тон, и тащить эти гири кроме как него самого, было больше некому. Головная боль не проходила вот уже примерно неделю, с достопамятного Корнлейда, а таблетки и выпивка почему-то не особо способствовали процессу исцеления и благословенное спокойствие никак не наступало. Наверное потому, что его организм уже выработал иммунитет против всей той гадости, что феникс уперто пил на протяжении многих столетий. Пробужденные воспоминания также не давали покоя, ни днем ни ночью не выпуская из своих цепких лапок и добавляя страданий итак дурной голове. Во всем конечно же была виновата Луна, это просто уже не обсуждалось и было непреложным и неоспоримым фактом. Ведь пока она не выбралась из Чистилища, жизнь у него была довольно неплохой, хоть и держалась на одном лишь желании отомстить. Теперь же с ее возвращением добавилось много неприятных моментов и истин, с которыми приходилось мириться. Впрочем, примиряться кое с чем было не в характере Меррика, так что еще неизвестно, кто из них страдал больше. Но сейчас речь пойдет не о Луне.
Еще с Сан-Франциско феникса мучил один вопрос, ответ на который он никак не смог получить из-за некоторых обстоятельств, которые тогда активно мешали. Кинжал, оставленный сбежавшим охотником, хранился с тех пор у Меррика, и каждый раз, когда он смотрел на него, вызывал лишь еще больше вопросов. Впрочем, сегодня, как мысленно и в какой уже раз, феникс надеялся найти ответы. И никакая Луна не помешает, не в этот раз. Пусть побегает по ложному следу и ловит его за хвост в Пенсильвании, если больше заняться нечем.
Небольшой ухоженный домик осторожно выглядывал из-за густой растительности и отвратительного белого заборчика. Развешанные тут и там веники трав и цветов, а также бегающий по двору кучерявый баран наталкивали на мысль о домике милой бабульки, пекущей пироги из заблудших путников. Выбитые на столбе у входа охранные северные руны наталкивали на мысль о знахаря, а лезущий бодаться баран навевал идею о скором жертвоприношении. Или просто об обеде. Рогатая скотина пару раз безуспешно пыталась познакомить его со своими рогами, но неуклонно терпела фиаско и врезалась лбом в дверь. После очередной неудачной попытки покушения на свою пятую точку, Меррик не вытерпел и чуток подпалил барану его кучерявый хвост. Блеющая скотина убежала прочь, а нечисть задумчиво позвонила в дверной звонок. Приходить сюда было на самом деле не очень здравой идеей, охотник мог жить не один, да и скорее всего жил не один, с его то годами. Но этот кинжал никак не давал фениксу покоя, он был связующей ниточкой с Николасом, ранее этот нож принадлежал колдуну, и как попал в руки охотника, был вопрос из вопросов. Не верилось, что человек убил колдуна, его даже сам феникс прибить никак не мог, злополучный ведьмак умел заметать следы и был пожалуй одним из самых живучих тварей на земле.
Через несколько томительных ожиданий дверь отворилась, и на пороге показалась знакомая белобрысая физиономия. Однако феникс даже рта раскрыть не успел от радости сей встречи, как перед его носом хлопнули дверью, оставив в гордом одиночестве и смешанных чувствах. Ну да, последний раз когда они виделись, обстановка была не самой дружественной. Но, заметьте, начал ту потасовку сам парнишка, за что потом и получил по шее, ибо нечего связывать нечисть железными цепями и дырявить стрелами с ядом. Потому что дурная голова никогда не бывает в одиночестве, и Луна тоже подцепила эту идею с ядом. Меррик потом несколько дней вытравливал из своего организма эту гадость, и ничего приятного в этом, поверьте, не было. Подождав, пока эхо от хлопнутой перед носом дверью пройдет в его гудящей голове, нечисть что есть силы вонзила острие злополучного клинка в эту саму дверь. По шуму с той стороны, кажется рассчитал он точку удара верно. А хороший пинок вынес хлипкую преграду ко всем чертям. Жаль, парнишка успел отскочить в сторону, столкновение с дверью бы поубавило его норов.
- И тебе здравствуй. - Меррик неприязненно посмотрел на кочергу в руках белобрысого, пропустив мимо ушей упоминание про Луну, - В прошлый раз нашу встречу грубо прервали. Хотелось бы наверстать упущенное, ты ведь не против? - нечисть осторожно стал обходить маленький столик в гостиничной, наблюдая за железкой в руках парня. Не то, чтобы он опасался этот металл, но портить себе шкуру не хотелось, да и быть просто проткнутым ей не добавляло удовольствия. - Кстати, хороший домик. Ты один тут живешь? Прямо идеальная охотничья база. Руны на входе, баран, какие еще тайны сокрыты под сей крышей? - тайны были видимо на кухне, воняло оттуда изрядно. А то ли труп разлагался какой бедной нечисти, то ли кто-то практиковался в кулинарии. И как бы не был велик соблазн заглянуть и уточнить причину вони, но он сюда по другому вопросу пришел. - У меня есть несколько вопросов, и если ты будешь хорошо себя вести, то не сделаю тебе ничего плохого. Даже не смотря на то, что ты сделал в прошлую нашу встречу. Вот этот кинжал принадлежал одному колдуну, зовут Николас. Откуда у тебя этот ножик? Ты знал Николаса? Знаешь, где сам колдун? Ответь на вопросы, и разойдемся с миром.

+2

4

Осторожно, шаг за шагом, я двигался вдоль стеночки, стараясь сохранять дистанцию между собой и незваным гостем. Знаете, этот дом вообще-то принадлежал Киру, и в каком-то смысле мне,  я его тоже очень полюбил, и наводить тут беспорядок очень не хотелось. Ковер вон из Флоренции, ручной работы, даже не спрашивайте где его Кир раздобыл и как вывез, гордится им и лелеет, заставляет буквально на коленках ползать и чистить, и совсем уж не обрадуется, если на таком антиквариате труп будет. Мой скорее всего, так как я тут подумал и решил, что лучше храбро пасть в бою с нечистью, чем потом отмывать ковер от крови той же нечисти. Если Меррик не сожжет его к чертям собачьим ранее.
- Экскурсии по дому проводятся по вторникам и четвергам, так что заходи в другой день, сегодня не принимаю гостей.
Если бы меня когда-нибудь еще слушали. Не, куда там, меня порой даже Кир не слушает, только вид делает да головой кивает, как китайский болванчик. Или прячется за своими книгами, что в принципе почти одно и тоже у него состояние.
- Какой еще Николас? - я нахмурился, не понимая связи, но внутри меня все застыло и похолодело. - Какое тебе вообще дело до него? Знаю несколько Николасов, тебе какой, и кинжал нашел где-то давно, он мой. - я принюхался и слегка побелел лицом. Мой шедевр кулинарного искусства кажется перестоял в кастрюльке под крышечкой. Кир точно не обрадуется, это варево готовил специально для него, но не для того, чтобы скормить со злодейским хохотом и посмотреть мучения друга в дальней комнате. Ускорив свое передвижение, я наконец поравнялся с дверным проемом. Вот и кухня, а вон и железки. И кастрюлька.
- Хочешь найти Николаса? Попробуй сначала это! - не верил я в благодушие нечисти, ну вот не верил. Есть удобный случай избавить мир от монстра, используй его. Даже если не сработает, на небесах потом все равно зачтется за попытку, и какой-нибудь ангел даже поставит лайк к нимбу. Это я к тому, что все же попытался проткнуть феникса кочергой. Ну, или хотя бы успел красиво замахнутся. В следующее мгновение осознал себя на полу кухни. Затылок ныл, видимо я впечатался им в дверцу шкафа. Взгляд затравлено метнулся по помещению, нашел виновника моей головной боли и мне стало грустно. Ну почему феникс не окажется просто плодом моего надышавшегося варевом воображения? Как уехать отсюда и записаться к психотерапевту? И пустит ли меня к нему Кир? Слишком много странных вопросов поселилось в голове, видимо ударился знатно.
- Не знаю, зачем тебе Николас. - поменяв положение лежа на положение полукарачики, я поспешил спрятаться за кухонным столом. - Я бы и сам его был бы рад увидеть и сказать пару ласковых, но не все коту маслице. - на столе все еще лежали разбросанные в художественном беспорядке разные травки и цветочки, но меня интересовали не они. Под столешницей была полочка, и то, что там хранилось, теперь перекочевало в мои руки. - Давай наверстывать упущенное. - я лихорадочно вставил болт в направляющую и почти не целясь, выстрелил в сторону феникса. Знаете, не задавайте мне глупых вопросов, откуда и почему на кухне хранится арбалет. Вот поживите с колдунами в одном доме хотя бы недельку, и всякие вопросы отпадут сами собой.

Отредактировано Trent Malloy (23-08-2018 17:36:29)

+3

5

Убрав кинжал за пояс, нечисть вздохнул. Парень врал в наглую и даже не краснел. Выгораживал своего дружка, не иначе. Не верил Меррик, что охотник вот просто взял и нашел такой нож. Не валяются сие артефакты просто так на дороге. И уж тем более сам Николас по доброй воле никогда не расстанется со столь хорошим козырем в борьбе против нечисти. Только через свой труп. А в кончину ведьмака сам феникс ну никак не верил. Не бывает такого подарка. Николас как таракан, выживет при любых условиях, и еще умыкнет в свои руки что-нибудь ценное. Отдавать кинжал охотнику, да еще мальчишке, у которого в голове одни лишь мысли о мести? Совсем на колдуна не похоже. Какой резон, какая плата? Что-то здесь было не так...
- Так, это мы уже проходили, - феникс перехватил кочергу, не дав охотнику нанести удар. Красный ободок на мгновение вспыхнул в глазах Меррика, и горе-блондина телекинезом отнесло  вглубь кухни, впечатав в шкаф. - Ты некрасиво отзываешься о моей личности, выговариваешь своего дружка и пытаешься избавить мир от очередного монстра. Уже слышал, спасибо, повторять не стоит. - кочерга улетела прочь, нечисть отшвырнул ее подальше, чтобы не искушать парнишку и не впасть в искушение самому завязать петлю на шее охотника. Через чур активного, особенного когда у феникса все еще болела голова, и все эти мельтешения человека перед носом только добавляло ему головной боли. Почему люди не могут просто спокойно посидеть и поговорить? Нет блин, обязательно сначала пытаются его убить, как будто с трупом им проще найти общий язык, ну что за варварское племя.
Последовав за охотником вглубь кухни, феникс вновь сморщил нос. Вонь исходила со стороны плиты, из медной кастрюльки, и что там было, узнавать резко расхотелось. По изобилию и разнотравью трав на столе, что-то явно из раздела алхимии. Что вновь укрепило Меррика в думах, что охотник связан с колдуном куда как крепче, чем пытался сказать. Либо был куда как умнее, чем пытался казаться.
- Почему бы нам просто не поговорить как культурным людям? Откроем по баночке пива и...ох, черт. - наверное, только чудом ему удалось уклонится от стрелы. Болт пролетел мимо, вонзившись в дверной косяк. Витиеватые ругательства вырвались из уст феникса, а спина заныла где-то в районе ближе к копчику. - Твою же мать, ты рехнулся?! А если бы попал?! - возмутился Меррик и вновь полыхнул взглядом. Арбалет вырвало у охотника из рук и отправило под ноги фениксу. - Ты хоть знаешь как это больно, и неприятно потом залечивать рану? Дебил! - от души вынесся диагноз охотнику, нечисть пинком отправил арбалет подальше от места развития событий. Не смотря на происходящее, ему по прежнему было нужно узнать информацию от охотника, но блондинчик уперто продолжал свои попытки изрешетить его всевозможными способами, и явно не намеревался успокаиваться. Недовольно рыкнув, нечисть сделал пас рукой. Человек вылетел из-за кухонного стола и красивой птицей пролетев отделяющее их друг друга расстояние, некрасиво и видимо больно приземлился под ноги Меррику. Наклонившись, феникс подхватил пацана под ворот майки и резко вздернул вверх, чуть приподняв над полом.
- У меня не безграничное терпение. Ты не представляешь, что натворил в прошлый раз, напичкав меня своим ядом, и уж поверь, настроение от этого до сих пор в районе плинтуса. - встряхнув блондина, и удостоверившись, что тот еще жив и не в отключке, феникс потащил его обратно в гостиную. Там было попросторнее и не так сильно воняло. - Я задал тебе простые вопросы, и хочу получить ответы. Николас ведьмак, и этот кинжал когда-то он сделал, чтобы расправится со мной. А теперь этот ножик, спустя столько лет, оказывается в твоих руках. Я знаю, что колдун жив, и вы двое как-то связаны вместе. Итак, либо ты добровольно говоришь мне, что знаешь о своем дружке и мы мирно расходимся, - подняв свободную руку на уровень глаз охотника, феникс медленно выпустил когти, внимательно наблюдая за реакцией охотника — Либо то, что я с тобой сделаю, будет хуже любых пыток мира, но ты все равно мне все расскажешь.

+4

6

В конце сентября в Провансе еще тепло. Еще не осень, но уже и не лето. Время винограда, каштанов, грибов и тишины. Сам Монферреье будто вымер, туристы разъехались, местные на виноградниках. Даже кладбищенского сторожа приходится сначала хорошенько поискать и немилосердно оторвать от любимой лозы. Как ни странно вопросы о могиле 15 века его совершенно не смущают. Да есть такая. Родственники какие-то за уход приплачивают. Его семье уже пару столетий как. А до того другие сторожа смотрели. Видно важная была дама. Старик болтлив и отвязаться от него получается, только расставшись с парой купюр.
А на самом кладбище тихо-тихо. Могила спрятана в самом углу, у стены и ряд каштанов прячет ее от ряда нескромных глаз. Все очень скромно, но аккуратно и, действительно, ухоженно. Похоже недавно был еще посетитель. Цветы на плите еще не успели увянуть.  Он нагинается, чтобы вернуть на место один, выбившийся из общего букета. Проводит рукой по надгробию, безмолвно здороваясь. А когда выпрямляется, чувствует   как упирается в спину пистолетный ствол... и просыпается в недоумении в собственном кабинете. 
Этот сон, кажется, решил преследовать его. Третий или четвертый раз приходит с маленькими отличиями. Смысла в нем нет никакого. Просто мозг пытается как-то справиться с новой информацией. Слишком много всего, слишком бредово, как в каком-то дурацком сериале. Он сейчас просто ходячая иллюстрация поговорки про «бойтесь желаний». Хотел вернуть воспоминания, ну, вот, кушай, не обляпайся. Хотя сначала все было нормально. Память возвращалась постепенно. Из отдельных фрагментов, сценок из детства, имен, мест долго не получалось сложить цельную картину и ему казалось, что готов ко всему. Родственники наверняка давно мертвы и вряд ли что-то сможет ранить сильнее, пережитого позже.  В принципе и не ранило, взбесило, но до такой степени, что он плюнув на все и рискнув оставить Трента одного, сорвался в Грецию и впервые всерьез поскандалил с наставником. От кого угодно ждал лжи, но только от него. И жалкие оправданья, мол мать просила не говорить, ничуть не успокоили и еще меньше объяснили. Технически то он понял, что произошло. Зачем? Почему? Спрашивать уже было не у кого. А он сам, как не крутил информацию, выходил бред. И мысли продолжали бегать по уже осточертевшему кругу, фактов катастрофически не хватало. 
То, что было до молнии он помнил теперь. Помнил, как они с Асклепием приехали в Фивы, как встретился с отцом. Помнил его предостережения и очередную ссору. Дальнейшее вытряс из учителя. Хотя, что было сразу после молнии, тот не знал, обожествлялся. А потом к нему пришла мать и попросила не говорить Киру о семье. Мол она сама расскажет, когда придет время. И добрый Асклепий, конечно же пообещал. Он бы ей все, что угодно пообещал, таким виноватым себя чувствовал. И потом все ждал, когда она расскажет. Век ждал, тысячелетие, и еще одно тысячелетие. А потом её убили. И вроде как уже неважно стало, что там было до этой молнии. Ведьмакам с фениксами не пути. Только вот эти фениксы тоже части памяти не досчитались и все чуть глупо не закончилось в Вевельсберге. Асклепий считал, что мать подправила память всей семье, включая себя, и связала с каким-то условием или событием, которое должно было запустить обратный процесс, но не произошло.  Может дождь должен был вверх пойти или хлеб начать есть людей? Фантазией его мать природа явно не обделила. И это бесило тоже.
Тем не менее, убедившись, что наставник к концу разговора оказался достаточно пьян, чтобы поутру не вспомнить неприятный разговор,  поехал Кир именно на кладбище. Как будто могила могла ему что-то ответить. И там было также тихо, ухоженно, терпко пали засыхающие цветы и спелые каштаны катались по дорожкам среди первых опавших листьев. И никаких пистолетов, и Николасов разумеется. Что именно он убийца сомнений не было. Ну либо бывший друг долго и прицельно плевал отцу в суп. Других причин так упорно гоняться за ведьмаком, Кир придумать не мог, хотя честно пытался. Могли же убить близнецы, например? Теоретически да, практически сожженная Луной семья Трента перечеркивала все эти попытки. Если только на свете не было еще одного феникса с таким же именем.
Как бы там не было становиться между двумя одержимыми местью сторонами не хотелось. И у него был прекрасный план. Встречаться с отцом он не собирался. Если бы тот хотел, за 70 лет нашел бы. Да хоть 10 лет назад, когда умыкнул Луну из ловушки, мог бы. Впрочем это только радовало. У них итак выходило какое-то индийское кино, разве что без 40 танцующих слонов. Взять хотя был Трента, удравшего мстить, стоило на день оставить без присмотра. Опустошил запасы, оставил открытый всем ветрам дом и странную записку, чуть не умер и потерял кинжал. Для страдавшего от жестокого похмелья Кира, слоны тогда были бы предпочтительнее. Он до сих пор злился, когда думает обо все этом: лжи Асклепия, Тренте, вылетающем из окна, двух сцепившихся фениксах...  и о чем-то -то рухнувшем внизу. - Balordo! Это скорее себе, чем Тренту. Все защитные системы, которыми утыкан дом, трезвонят во всю. Змеи на копии с головы Медузы, Афина как-то расщедрилась, разве что не кусаются уже. Задумался, называется. Болван!
Он торопливо спускается и с таким трудом, усмиренная за эти дни ярость, возвращается заново. Ни на одном из знакомых языков у него нет цензурных слов для описания увиденного. Кухня перевернута вверх дном. Гостиная собирается повторить ее судьбу.  А два идиота... Ледяная руна слетает с пальцев быстрее, чем он все-таки находит слова. Феникс замирает глыбой льда, Трент грохается на пол. Вдох-выдох. Орать уже поздно. - Ты что-то сжег. Вылей куда-нибудь  подальше. И проветри, наконец. А ты... - разбросанные по полу травы напоминают о самом кошмарном скандале в жизни, о том, после которого он и ушел из дома, и щеку обжигает фантомной болью. - Растаешь, поговорим. Мирно. Наверное.
Ярость все еще бьется в висках, так что ответа от Трента он не ждет. Уходит в библиотеку. Из маленького тайного бара достает бутылку виски и две стопки, почти швыряет на журнальный столик и отходит к открытому окну. Отвратительный запах с кухни уже добрался и сюда. - Сумасшедшая семейка!

Отредактировано Cyrus Medici (28-08-2018 21:26:16)

+2

7

Мой выстрел ушел в дверной косяк, и меня некрасиво обозвали. Нууу, извините, не все такие бессмертные, меня вот и кирпичом зашибить можно, но я же не кричу по этому поводу, когда палец о ножки стула ушибаю. Да и потом, с прошлой встречи ведь излечился как-то, что стоило и тут стрелу поймать? Ну помучался бы, потом регенерировал бы. Зато мне какая радость временная бы была, эх, услада глаз и ушей. Но, сегодня точно не день котиков.
Арбалет вырвало из моих рук, но я не унывал, потянулся к ножам на столе. Увы, дотянутся не успел. Та же треклятая колдовская сила дернула уже меня, я красиво, как на морской волне, проехался животом по столу, разбросав все травки и устроив на кухне поистине кошмарный сон для Кира. Далее был краткий полет, вкус которого я даже почувствовать не успел, и весьма неприятное приземление носом прямо под ноги фениксу.
-Ауч.. - прохрипел я. Недалеко от себя заметил знакомый арбалет, дернулся было в его сторону, но вновь не успел довершить начатое. Меня подхватили за ворот и вздернули вверх. Болтаясь где-то в сантиметре от пола, я судорожно пытался разжать тиски лап монстра.
- Отпусти, скотина! - просипел храбро я, дергаясь и надеясь на то, что Кир прекратит упиваться наверху кофе, и наконец спустится вниз, узнать причину ставшей уже невыносимой вони. Может тогда увидит, в какую неприятность я вляпался и у нас на ужин будет зажаренный петух. Или баран, а феникса сдадим на органы. В общем, перспективы были заманчивые, осталось лишь выжить до торжественного явления Кира. Перед моим носом показался жуткий маникюр и я судорожно задергался еще сильнее, не желая испытать остроту когтей на своей шкуре.
- Жаль, что Николас тебя в прошлом не убил, меньше бы было возни в настоящем. - мои глаза уже начинали потихоньку закатываться, так как дышать становилось все тяжелее, ворот майки стискивал шею все сильнее и сильнее, - А связан я с ним лишь тем, что он спас мне жизнь, пока Луна убивала мою семью. В небольшой городке в штате Калифорния, ..кхе.. наверняка тебе уже рассказала все. И может подослала, добить. - мои руки уже не так рьяно, как прежде, ударили по руке Меррика в попытке ослабить хватку, и стали слабо соскальзывать. Не знаю, сделал бы он свое черное дело, как грозился или нет, буквально в следующую секунду я почувствовал упоительную свободу. Меня наконец отпустили. Точнее, спасли. Снова. Кир наконец-то явил свой героический лиц античного бога, спустившись со второго этажа.
- Ты как всегда вовремя. Люблю тебя, друже. - прохрипел я, валясь на полу, и пытаясь отдышаться. Феникс застыл передо мной ледяной статуей, с вытянутой рукой и остекленевшим взором. Неплохая декорация, а я ведь недавно как раз упоминал про желание обзавестись чучелом. Взглянув наконец на своего спасителя, я осекся — Но...но.. монстр же в гостиной! Ой, ладно.. - и прикусил язык с очередной порцией глупых предложений. Поднявшись на ноги, я послушно отправился на кухню, но через пару шагов остановился и хлопнув себя по лбу, вернулся к Меррику.
- У тебя есть кое-что, что вообще-то принадлежит мне. - я вытащил родной кинжал из-за пояса феникса, и пошел послушно исполнять приказ Кира. Монстр обезврежен, скоро его мой друг вообще на кусочки маленькие разобьет, мы неплохо продадим пепел на черном колдовском рынке, разбогатеем, и жизнь заиграет новыми красками.
На кухне царил хаос. Ну, извините, жизнь охотника вообще никогда спокойной не бывает, особенно моя в последнее время. Не придумав ничего умнее, я открыл окно во двор и вылил содержимое кастрюльки в куст, росший под окном. Не помню, что за растение, но его еще наш баран облюбовал общипывать. Надеюсь, с сей приправой он точно копыта отбросит. Считайте, избавился сразу от двух зол. Оставив створки открытыми, пусть дом проветрится, я вернулся в гостиную. Моему удивлению и возмущению не было предела. Монстр еще был тут, цел и невредим, не считая пока еще действующего заклятия Кира.
- Ну так что, что делать дальше? - я отправился в библиотеку, узнавать планы убиения монстра, - Кинжал снова у меня, давай я его просто зарежу, а добычу поделим пополам. Тебе пепел и слезки а мне перо, поставлю в банку, будет ночью светит вместо лампы. - размечался я грядущими новыми подарками и налив себе виски в один из двух бокалов, мигом опрокинул содержимое себе в горло. Мне можно, я такого сейчас натерпелся.

+2

8

Кинжал снова у меня, давай я его просто зарежу, а добычу поделим пополам. Тебе пепел и слезки а мне перо, поставлю в банку, будет ночью светит вместо лампы.
- Отличная идея! Зарезать то ты зарежешь. Дальше что делать собираешься? Фениксы, если помнишь, имеют отвратную привычку регенерировать. Так что, пока ты не раздобудешь что-нибудь посерьезнее, будем вести себя как цивилизованные люди. Можешь... Порыв ветра со двора приносит новую волну жуткого аромата, мешая договорить. Кир на секунду высовывается в окно, пытаясь понять, что еще случилось и тут же отступает назад, не выдержав. Торопливо захлопывает створку и стекло недовольно дребезжит, словно чувствует настроение хозяина. - Хотя нет. Не можешь. Бульканье, доносящееся сзади не оставляет сомнений ни в том, чем Трент занят, ни в том, что он все благополучно пропустил мимо ушей. - Ты не готов.
К такому вообще никто не готов, но об этом Кир благополучно умалчивает. Может хоть так учиться начнет, отвлечется от своей идеи-фикс и перестанет находить себе неприятности на каждом шагу. - Ты погубил кустик. Ты в курсе? И вообще подальше — это не за окно. Впрочем наверху твои окна — страдай. До вечера все давно выветриться, конечно. Но об этом Кир тоже предпочитает  умолчать, как и о том, что пить вредно. Нотации на эту вечную тему требуют совсем другого настроения и компании.
Компании, кстати, пора уже и оттаять. И вот к этому уже не готов сам Кир. Планировал ведь избегать встреч с родными настолько долго, насколько возможно, и еще Трента подальше отправить. В Вевельсбурге было как-то легче. Понятно было кто враг, кто друг. Ладно, казалось, что понятно. Все подставы от Николаса были еще впереди. Жизнь катилась по накатанной и не заставляла решать задачи без ответов. Разве что взять Трента за шкирку и свалить куда-нибудь в кругосветное путешествие лет на сто. Авось конфликтующие стороны горло друг другу без их помощи перегрызут. Будет проще, но правильнее ли? Хоть жребий бросай. Каштаны , завалявшиеся на подоконнике с визита в Прованс как раз подойдут. Кир выбирает один из плодов наугад. Подкидывает несколько раз, словно и в правду собрался гадать. Вздыхает обреченно и наконец-то поворачивается к Тренту, отлипая от окна. Нормальные герои всегда идут в обход? Но где нормальность, а где все здесь собравшиеся?
Поставь бокал. Не помогает. Нам надо будет серьезно поговорить вечером. Но сначала я поговорю с ним. Определить как-то феникса оказывается сложно. Отцом и в мыслях назвать трудно, не то что вслух. Остальное звучит слишком легкомысленно. Приходится обойтись кивком в сторону статуи, уже покрывшейся заметными трещинами. - Один на один. Если ты не будешь подслушивать... - это уже явное лишнее, хотя Трент все равно попробовал бы. Гарантия 100 процентов. - В общем, просто займи себя часа на два и ничего не разнеси, пожалуйста.  Я бы от куста избавился, кстати, пока твой вожделенный шашлык не отравился

Отредактировано Cyrus Medici (13-09-2018 15:43:22)

+2

9

Кир что-то говорил, но я не слушал. Бульканье эхом отражалось у меня в ушах, я пил и не мог напиться. Одного стакана мне будет явно мало, следовало бы повторить, но так, чтобы этого не просек Кир. А то вон, я уже слышу, как недовольно бурчит и читает мне нотации. Ох, лучше бы я булькал себе дальше. И почему стакан такого маленького объема?..
- Он тебе важнее, чем я? - я выдохнул и обиженно посмотрел на друга, не понимая, зачем разговаривать с монстром. Есть монстр — убей его и сделай мир чище. Такова была моя логика. Но у Кира было не все, как у нормальных смертных. - Или мы будем ловить на него Луну? Знаешь, я уже пробовал, плохая идея. Но с тобой на пару может и выйдет. - я почесал кончик носа, внезапно осененный очередной бредовой идеей за утро - Слушай, а это отличная идея. Так и сделаем. - я с энтузиазмом поставил уже пустой стакан обратно на столик, и подцепив еще полный графин с выпивкой, прижал его к груди и важным гусем уплыл на кухню наводить порядок. - Но если он только косо посмотрит в мою сторону, за себя не ручаюсь. - напоследок пригрозил я. А на самом деле в голове крутились совсем другие мысли. Наивный Кир и вправду думает, что я вот так послушно оставлю его одного наедине с нечистью? Да еще и не подслушивать? Ха, да пусть только слово какое злое скажет, сразу стрелу получит. Это я не про Кира, если что. Или кинжалом, благо он теперь у меня. Зря мой друг так плохо отзывается о моем любимом ножике. Он его просто в действие еще не видел. Вот увидел бы, по другому сразу разговаривать начал бы. С уважением.
Можно конечно было топнуть ножкой и остаться тут. Но, зная упертость и твердолобость моего друга, через пару минут меня бы силком телепортировали куда-нибудь, и хорошо, если недалеко и в целом виде. Так что я сделаю хитрее, приму вид послушной собачки и временно исчезну с глаз долой. Но при любом подозрительном шорохе примчусь обратно и наштыкую куриный рулет нам на обед.
И куда пропал Николас? Все наши поиски наставника проходили впустую. Даже Кир не мог его отследить по своим вуду-каналам, как порой в шутку называл я. И с каждой неделей, с каждым новым месяцев, что проводил я в поисках Николаса, когда не был занят выслеживанием Луны или охотой с Киром, мне все чаще казалось, что Ник не хочет, чтобы его нашли. В какую неприятность он вляпался, я был без понятия, но мое представление о семье, какой бы странной она не была, резко поменялось после взбучки, устроенной мне Киром. Да, мне не следовало уходить на охоту одному, тем более в таком деле. Ник вот тоже умотал куда-то один, без нас, и что теперь с ним происходит, один черт ведает. Может с самим чертом и водится теперь, позабыв про всех остальных..
Я поставил графин с выпивкой на столешницу стола на кухне и прислушался к звукам дома. Пока вроде было тихо. Ну в том смысле, что никаких криков о помощи или проклятий в воздухе не летало, уши не резало. Значит шашлык из курятины пока откладывается. Но это не значит, что моя душа сейчас была спокойна. Я переживал за происходящее не меньше, чем Кир переживает о своих травках. Последние были разбросаны по всему полу, тут же валялся и арбалет. Подхватив любимое оружие на руки, я переложил его на стол, рядом с графином. В зависимости от дальнейшего развития событий, еще неизвестно, что будет более актуальным и востребованным.

+2

10

Что-то произошло. Что-то быстрое, что Меррик не успел даже понять, что именно. Вот паренек висел перед ним в воздухе, крепко схваченный за ворот майки, а в следующее мгновение мягкий ворот ткани уже не ощущался. Только ледяное покалывание и странное ощущение скованности. Реальный мир отдалился, забрав с собой все звуки и ощущения живого тепла, оставив только эту противную мерзлоту, от которой покалывало в кончиках пальцев. Невозможно было даже моргнуть в удивление, не говоря уже о других попытках выразить свое состояние недовольства, что так грубо прервали воспитательно-дознавательный процесс. Где-то на задворках сознания проскользнула мысль сожаления и досады, видимо стареет, но эту мысль тут же погнали пинками другие, более гордые и вечно молодые и дурные, как еретическую. Кто-то просто умело скрывался до поры до времени. Кто-то, кто знал о его слабости. Или кто-то, кому просто повезло. Мальчишка живет не один, это уже стало ясно, испытал на своей шкуре, спасибо за гостеприимство. А ведь так хорошо разговор начали, охотник оказался куда как интересней, чем думал феникс изначально. В его сказанных словах что-то показалось Меррику знакомым. Паренек напомнил ему о чем-то, чем-то далеком и важном. Моталось где-то также на краю сознания, как потрепанный флаг, мыслишка была покрыта пылью, казалась позабытой, пока Трент не напомнил.. напомнил о чем?.. Хороший вопрос. Следовало экстренно размораживаться и поинтересоваться. Пока снова не убежал в неизвестность со своим тайным дружком.
Ну ладно, уже не таким тайным. Чужое колдовство было знакомым, терпкие нотки родной крови в частицах ледяной магии ощущались на губах, впитывались в каждую клеточку кожи, заставляя кровь вскипать от наплыва воспоминаний и чувств. Судьба точно решила над ним поиздеваться.
Лёд, покрывавший его тело тонким слоем, стал трескаться. За это время охотник и его дружок должны были успеть составить завещание и приготовить свои шеи для возмездия и кары. Если не успели, их проблемы. Чешуйка за чешуйкой, осколки инея осыпались вниз, не выдерживая стремительно растущей температуры тела пленника. Вздох освобождения порвал последние оковы на мелкие части, и феникс наконец почувствовал свободу. Тело больше не сковывала ледяная темница, он был свободен и он был..удивлен.
- Кир. - теперь, когда зрение вернулось к нему вместе с остальными чувствами, знакомая фигура впереди удостоилась самого пристального внимания. - Не ожидал, что вы вместе. Где мальчишка? - Меррик завертел головой в поисках охотника, но светлой шевелюры в пределах радиуса видимости не наблюдалось. - Стоило догадаться, что тогда в мотеле ты тоже постарался, вытащил своего ручного песика. - проходя в комнату, нечисть настороженно бросал взор на каждый угол, выискивая Трента. - Я не причиню ему вреда. Если он сам того не захочет. Мне нужно лишь поговорить с ним, после я уйду.
На небольшом столике стояло два стеклянных бокала. Один был чистым, а из второго кто-то недавно пил. Одинокая янтарная капля тоскливо скатывалась вниз по стеклу, в безысходности осознавая свой неотвратимый конец на столе. Но там, где были стаканы, должен быть и графин. Которого не было. Как не было в комнате и Трента. Нехитрые мыслительные процессы снова завертелись в голове Меррика, а после пары секунд размышлений выдали печальный итог — парня не просто нет в комнате, но он забрал с собой и выпивку. Феникс завел руку за спину, собираясь хотя бы нащупать знакомую рукоять кинжала, но его тоже не было. Нет, определенно, порка, это наименьшее, что теперь ждет этого белобрысого.

+2


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [05.10.2009] Les papas ont tort


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC