Действия игры разворачиваются в 2009 году, ориентированы на события 5 сезона сериала, где каноничный сюжет переплетается с авторским. Это разнообразило жанр, что позволяет каждому участнику оказывать непосредственное влияние на игровой мир.

SPN: Mystery Spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [13.09.2007] a liar's game


[13.09.2007] a liar's game

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: 13.09.2007
Место действия: Акрополь Линдоса на острове Родос
Участники эпизода: Nick Lawrence & Calferei Isteka
Описание: не всё то золото, что блестит — не каждый друг, кто таковым зовётся: прежде, чем довериться кому-то, следует его изучить, рассмотреть со всех сторон под микроскопом. Наивность не лучший проводник.

+1

2

На скалистой местности не бывает красивых песочных пляжей, однако если речь заходит о популярных курортах, то сие правило их не касается. Искусственно воссозданный пляж Линдоса кажется вполне естественным, а невысокие светлые домики, словно прилегающие друг к другу, гармонично смотрятся на фоне огромной местной достопримечательности. С минуту наслаждаясь дивным видом, нефилим глубоко вздохнул и мысленно отметил, что будь здесь туристов поменьше, данный городок вошел бы в топ его любимых. Конечно, место их деятельности ограждено от посторонних, но не изолировано, так что до наступления вечера приходилось мириться с вниманием со стороны особо любопытных глаз. Наслаждаться же отсутствием посторонних людей можно было недолго, потому как темнело быстро, а оставшегося времени катастрофически не хватало для обнаружения укрытия жриц, почитавших Афину Линдийскую и внимавших её воле. И вот уже второй день их пребывания в Линдосе очень скоро начнет считаться потраченным впустую.
Стоящий на самом высоком уровне акрополя ученый, пять лет представлявшийся Кристофером Томпсоном, подал руку своему юному спонсору, дабы помочь девушке преодолеть последние несколько метров подъема. - Вот мы и добрались до финишной прямой, - ободряюще и воодушевленно сказал мужчина, который, казалось, не в силах сдержать счастливой улыбки. Он жадно осматривал местность, будто воссоздавал в своей голове архитектуру строения и образы людей, приносящих подношения к ступеням храма. - Тут уже сотни раз все изучено и просмотрено, но наша с Вами задача не открыть что-то новое, а просто обратить внимание на то, чему не придали значения и потому упустили из виду нечто очень важное. - Уровень назад, с тем же пылом и одержимостью, нефилим говорил то же самое. И его это ничуть не смущало.
Целью их экспедиции, тщательного осмотра акрополя и всех его закоулков, каждого камешка, официально, было обнаружение дополнительных сведений о верхнем городе, но на деле, о чем было известно только Крису и Кэлферей, они занимались поиском символов, указывающих местоположение сохраненных служительницами Афины знаний. Кои без помощи пытливых умов можно и не заметить. Поэтому группа ученых состояла из: спонсора — Кэлферей Истэки, главного специалиста и археолога, то есть Криса, несговорчивого геолога, замученного одышкой, и ищущей славы лингвистки. Такого небольшого количества человек, с точки зрения специалиста, должно было хватить для того, чтобы задействованные в экспедиции лица получили свое, и каждый по отдельности не узнал того, чего знать не должен.
Археолог осторожно коснулся рукой сохранившейся стены, будто боялся, что она вот-вот рассыпется, и двинулся вдоль неё, отмеряя шаги. Из очень достоверного источника ему было известно, что это место хранит подсказку, способную помочь в обнаружении сильного артефакта, но ни его функции, ни внешний вид никому не были известны по той причине, что не находилось счастливчиков, которым удавалось вернуться после его обнаружения. 15 невесть куда пропавших человек - не очень существенный показатель для города, в который приезжают тысячи с целью просто прогуляться по его улочкам, и не важно, что все пропавшие были исследователями. Тем не менее, далеко не каждый согласится на участие в опасной миссии, а потому, заручившись финансовой поддержкой Истэки, мужчина рассказал о возможном риске для жизни только ей, впрочем, сильно в подробности не углубляясь и не упоминая опасный артефакт, потому как данная информация граничила уже с той частью, которую обычные смертные называют необъяснимой с точки зрения науки.
- Кэлферей, я подсвечу объект, а вы сделайте несколько снимков, пожалуйста, - археолог направил свет от фонарика на рельефную поверхность участка каменной стены, в которой, на первый взгляд, не было ничего кроме трещин и серьезных сколов. - И ещё это, если не трудно, - попросил девушку, поведя свет чуть правее. - Понятия не имею, возможно ли случайное образование рельефа на данной породе, но прежде, чем спрашивать экспертное мнение, давайте все же потешим себя надеждой. - Они потратили уже достаточно времени на сомнения, изучили все труднодоступные места в акрополе, но толком ничего не нашли, лишь сфотографировали самые неприметные детали, которые могли вовсе ничего не значить. - Предлагаю по возвращении в отель, распечатать все снимки и занять ими стену в чьем-нибудь номере. - Когда с "фотосессией" было покончено, ученый обратился за советом к геологу.
Небо постепенно загоралось звездами.

+1

3

Лёгкий океанский бриз откинул с её лба выбившуюся из тугого пучка прядь волос, ласково скользнул по раскрасневшейся коже, покрывшейся тонкой плёнкой пота, поблескивающего в закатных лучах, подарив освежающую прохладу, так необходимую после тяжелого дня под палящим греческим солнцем. Подставив под его приятное дуновение лицо, девушка на мгновение остановилась, прикрыла пульсирующие усталостью веки, сделав глубокий вдох, отозвавшийся холодком, скользнувшим прямиком в лёгкие.

Только сейчас, уверенно стоя здесь, в одном пролете от верхнего города, Кэлферей почувствовала насколько вымоталась за последние пятнадцать часов, проведённых средь белокаменных развалин Линдоса. Её субтильное тело наливалось чугунной тяжестью, перенапряжённые мышцы горели адским пламенем, а мысли пускались в хаотичный разброд, мешая сосредоточиться на главной цели посещения острова Родос. Исключительно непроходимое упрямство и стремление достигнуть всех поставленных перед собой задач заставляли Истэка мужественно хранить невозмутимое выражение лица, продолжая трудное восхождение. 

— Ваше воодушевление заразительно, мистер Томпсон, — приняв протянутую руку помощи, она ответила улыбкой на улыбку, несколько не скрывая своей симпатии к археологу, слава о котором широко распространилась в исследовательских кругах.

Его наличие в рядах малочисленной команды значительно упростило получение разрешения на частное изучение руин верхнего города. Чтобы обзавестись карт-бланшем и избежать назойливого вмешательства местных властей, Кэлферей воспользовалась именем мужчины, как надёжной гарантией, своеобразным залогом. Конечно же, без щедрых пожертвований в различные научные фонды с её стороны тоже не обошлось, но деньги меценатку заботили в самую последнюю очередь. 

— Я думаю, нам следует подождать господина Альвареса и Мэги. Похоже, что у них какие-то проблемы с подъёмом.

Девушка бросила озадаченный взгляд через плечо, наблюдая за тем, как полноватый геолог тщетно пытается преодолеть свою шумную одышку, то и дело, останавливаясь после каждой пары грузных шагов, чтобы перевести дыхание. Рядом идущая с ним высокая блондинка, всякий раз многозначительно закатывала глаза, скидывая мокрую руку спутника со своего предплечья, когда тот пытался найти необходимую опору.

На фоне раскинувшегося за их спинами великолепия, преисполненного величием и загадочностью, эта парочка выглядела несколько комично и угловато. Если бы Истэка не сама набирала команду, пользуясь советами мистера Томпсона, как сведущего в данных вопросах, она никогда бы не подумала, что такие своеобразные личности являются профессионалами мирового уровня.

— Из них вышла бы забавная супружеская пара.
Произнеся мысли вслух, Кэлферей мгновенно смутилась, налившись румянцем.

В отличие от неё, мистер Томпсон уже приступил к изучению, не размениваясь на всякого рода мелочи. Его внимание полностью сфокусировалось на работе, невольно пристыдив девушку за её рассеянность и ребяческую некомпетентность. Впервые Истэка задумала о том, кем сама выглядит в глазах более опытных и дипломированных коллег.

На ум пришло словосочетание: «избалованная наследница».

— Оттиски слишком мелкие и, на первый взгляд, систематизированные. Рискну предположить, что нам, наконец-то, улыбнулась строптивая госпожа удача, — в попытке реабилитироваться, девушка произнесла свой краткий монолог, придав голосу напускной уверенности.

Фокусируя объектив зеркальной камеры, она выставляла выдержку, увеличила значение iso, стараясь добиться максимального качества снимков. В сгущающихся сумерках, света ручного фонарика Кристофера определённо было недостаточно, но за неимением лучшего им пришлось довольствоваться малым.

Подоспевший к беседе геолог поспешил подтвердить догадку своей нанимательницы, усомнившись в том, что данный рельеф может являться результатом естественного природного процесса. Подойдя ближе к стене, он, опустившись на корточки, попросил мистера Томпсона посветить чуть левее, указав на фигурный скол в дальнем углу. Проведя подушечкой пальца внутри углубления, Альварес сообщил слушателям, что там наличествует мелкая резьба.

— Полагаю, нам следует последовать предложению Кристофера и отправиться в отель. Нахождение здесь в ночное время суток не принесёт никаких результатов. Слишком темно для детального изучения орнамента. К тому же, мы может что-нибудь повредить.
— Да вы издеваетесь что ли? Мы так долго поднимались сюда ради парочки паршивых снимков?

Негодование Мэги, пусть и звучало нелицеприятно, однако не противоречило общему настроению. Слишком много времени они потратили на исследование, не приносившее никаких весомых результатов. Эти сколы и трещины были первой серьёзной зацепкой, отправной точкой для дальнейших действий, но им предстояло вновь уйти с пустыми руками. К тому же, срок их легального пребывания на территории акрополя Линдоса истекал, и Кэлферей не делала из этого никакой тайны. Так что, совсем неудивительно, что нервы лингвистки, мечтающей о славе, сдали.

— Они могут стать тем самым прорывом в наших изысканиях.
— Послушай, милочка, я, конечно, понимаю, ты наш спонсор и всё такое, но, ради всех святых, пожалуйста, не делай вид, что хоть что-то понимаешь. Ты — кошелёк на ножках, ясно?! Поэтому давай-ка каждый своим делом будет заниматься.

Истэка не собиралась вступать в словесную перепалку с Мэги, видя, насколько та раздражена. Переутомление плохо сказывалось на характере женщины, привыкшей заниматься своей работой в уютном кабинете. Обведя взглядом мужчин, будто ища поддержки, Кэлферей только и произнесла что:
— Нам всем нужен отдых. Однозначно.

— Я что-то нашёл!
Возбуждённый крик Альвареса, сопровождающийся приступом нездорового смеха, завладел вниманием присутствующих целиком и полностью. Геолог сосредоточенно рассматривал неприметный выступ в стене. Достав из заднего кармана щеточку с мягким ворсом, он стал тщательно и аккуратно обметать узор.
— Кристофер, посвети мне. Либо это единственный полностью сохранившийся символ, либо … кнопка?!   

+2

4

Проводя ладонью по рельефной поверхности стены, нефилим представлял, что бы это могло быть: какие-то миниатюрные изображения, или, быть может, символы, которые указывали на подсказку, а не вызывали лишь больше вопросов. Он так же допустил весьма пессимистичную мысль, что они попросту опоздали. То, что когда-то могло помочь в поиске артефакта, теперь лишь жалкий отголосок прошлого, часть полуразвалившейся конструкции, ныне не представляющей большей ценности, чем обыкновенный объект для привлечения туристов. "Последний исследователь пропал здесь восемь лет назад. Вероятно, тогда еще можно было что-то найти, но не теперь. Возможно, прошло слишком много времени для того, чтобы что-то сохранилось." Крис настолько погрузился в уныние, что просто смотрел в одну точку и гладил стену, не обращая никакого внимания на выпады Мэги и скромные попытки словестной самообороны со стороны Истэка. Наверное, он так бы и пялился в никуда, если бы не геолог — похоже, единственный человек, который несмотря ни на что смог сохранить профессионализм, что в свою очередь, о чудо, принесло свои плоды.
— Я что-то нашёл! - Громко напомнил о себе и цели общей миссии Альварес, приковав к себе взгляды присутствующих. Ещё прежде, чем прозвучала просьба о том, чтобы подсветить обозначенную им зону общего интереса, Томпсон направил туда фонарик и, затаив дыхание, начал напряженно всматриваться. Геолог обмахнул щеточкой выступ и сделал пару предположений об увиденном, чем, сам того не понимая, заставил взволнованного нефилима подойти к нему едва не вплотную. - Ну так нажми! - Резко и нетерпеливо потребовал ученый, вызвав недоумение коллеги. И все же, явно не ожидавший такого давления со стороны, тот моментально, почти что бездумно подчинился.
Поверхность стены задрожала, затем вибрация пошла по гладкому камню, на котором стояли мужчины, оба синхронно сделали пару шагов назад, невольно "наседая" спинами на женщин и принуждая их к отступлению. То, что им довелось наблюдать, описать словами было трудно: древний механизм привел в движение камень, медленно опуская его под землю, сантиметров эдак на сорок, после чего все замерло и вокруг воцарила тишина.
Кристофер осторожно подошел к образовавшемуся в земле углублению и направил свет от фонарика внутрь, после чего облизнул пересохшие губы и, не веря собственным глазам, сказал:
- Это лестница, - только и смог выдавить из себя пораженный увиденным археолог, даже не обернувшись на троицу. Неоднократно путешествовавший, участвовавший в расхищении могил и захоронений, посещавший гробницы, он все равно с уверенностью мог бы заявить, что с подобным столкнулся впервые. Возможно, поэтому не сразу почувствовал скручивающий желудок отвратительный запах, но как только заметил — поспешил развернуть рукав своей тонкой рубашки и прикрыть ею нос. "Будто что-то сдохло," - подумал мужчина, становясь на камень, который выполнял роль ступени. Лестница, кстати, судя по всему, была винтовой и уходила глубоко в темные недра горы, соответственно, узнать, что там внизу, можно было только спустившись. Однако прежде, чем начинать схождение по ступеням, Томпсон решил изучить механизм, "утащивший" камень под землю. В стенах было множество пластин, по внутренней стороне которых шла мелкая резьба. Такую обычно делают, чтобы шестеренки, попадая в паз, могли продвигаться вверх или вниз. - Очередное доказательство того, что наши предки обладали куда большими знаниями, чем считает история и допускает наука. - Констатировал факт мужчина, наконец оторвав взгляд от пластин и подняв голову на своих спутников.
- Дамы и господа, если не спустимся сами, ожидающие внизу открытия будут нагло присвоены властями, и о славе можно забыть. - Альварес очень мужественно боролся с внутренними позывами подступившей к горлу тошноты, посему от ответа воздержался, махнув рукой и отвернувшись, дабы случайно не продемонстрировать содержимое своего желудка. Лицо Мэги, до сей поры пребывавшей в тихом недоумении, от гримасы легкого испуга сменилось на серьезное выражение. Девушка поморщилась, но подошла. Нефилим улыбнулся и сделал несколько уверенных шагов вниз, надеясь на то, что остальные члены группы, в том числе и негодующий Альварес, в итоге к ним присоединятся.
— Эти символы на стенах нечитаемы. Это какие-то руны, что ли, - тихо предположила лингвист, следя за фонариком время от времени замирающего Криса. Ученый тоже обращал внимание на стены, но его куда больше интересовали небольшие круглые отверстия, внутри которых опасно блестело нечто, наводящее на неприятные мысли о копейных наконечниках и стрелах. "Если есть руны, значит, тут проводились какие-то ритуалы и, быть может, имеет место магия. Возможно никому не удавалось уйти отсюда с артефактом как раз из-за защитного заклятия. Если так, то это серьезная проблема."
Когда они спустились, ноги встали на абсолютно гладкую каменную поверхность. Томпсон проводил лучом фонарика по комнате, больше напоминавшей музей, объединенный с древней библиотекой.
- У кого-нибудь есть зажигалка? Кажется я вижу свечи.

+1

5

Мэги наговорила много лишних слов, которые Кэлферей пришлось проглотить с невозмутимым выражением на лице. Стараясь казаться равнодушной к сказанному лингвисткой, она наблюдала за вдумчивыми действиями Кристофера и суетливыми жестикуляциями Альвареса, пытаясь разгадать, какие же мысли таяться в их головах. Неужели их молчание подтверждало реплики Мэги? Напускная невозмутимость Истэка разбилась осколками вовнутрь — по тонким чертам, едва заметно, пробежал болезненный спазм. Закусив уголок нижней губы, девушка, по наитию, сделала небольшой шаг назад, смотря на происходящее глазами непричастного стороннего наблюдателя.

Кэлферей никогда не считала себя ранимой и легко восприимчивой личностью. В её жизни случались события, которые требовали гораздо больше мужества и эмоциональной выдержки, чем беспочвенные нападки переутомлённой женщины, но сейчас реплики оной эхом звучали в её голове. Причина, как обычно и бывает, лежала на поверхности: те мысли, что озвучила Мэги, давно терзали сомнениями и саму Истэка. Лингвистка почувствовала её неуверенность, как хищное животное страх своей жертвы, и вцепилась в самое уязвимое место.

«Ты здесь не для того, чтобы самоутвердиться в глазах научных сотрудников. Артефакт — твоя цель, — артефакт».

Выразительный возглас Альвареса, нашедшего кнопку, сработал на манер ментальной пощечины. Затуманенный поволокой задумчивости взгляд Кэлферей прояснился. Её тонкие брови-галочки вспорхнули вверх, зрачки возбуждённо расширились, а сердце замедлило свой бег в томительно ожидании//предвкушении чего-то знаменательного.
Воображение девушки  рисовало всевозможные вариации дальнейшего развития событий. Геолог мог найти недостающий кусочек пазла, приблизив её и Кристофера к их общей цели, остающейся секретом для других членов группы. Он мог обнаружить тот самый заветный тайник и, одним своим действием, подвести к финалу фарсовую экспедицию. Однако ни одна из её теорий не нашла подтверждение. То, на что наткнулся Альварес, превзошло даже самые смелые ожидания Истэка.

— Невероятно, — подавившись недосказанностью, навахо решительно приблизилась к образовавшемуся в сколе проёму, отпихнув в сторону [не без удовольствия] Мэги. — Это феноменальный прорыв в изучение акрополя Линдоса. Когда наше открытие дойдёт до общественности, оно перевернёт с ног на голову всё научное сообщество! — голос Кэлферей резонировал от неприкрытого волнения.

«Возможно ли, что то, что мы ищем, находиться у подножья степеней?»

Обменявшись многозначительными взглядами с Томпсоном, Истэка достала из внутреннего кармана рубашки аккуратно свернутую в треугольник бандану. Мотивационная [или же провокационная?] речь Кристофера особого воздействия на неё не возымела. Кэлферей изначально приехала сюда, будучи готова идти до конца. В отличие от Альвареса и Мэги, она не преследовала низменных целей, базирующихся на славе и богатстве. Заинтересованность Истэка уходила корнями в самую глубь и имела куда более серьёзную почву под собой, так что уговаривать спуститься вниз девушку не пришлось.

— Надеюсь, никому не нужно напоминать, что следует соблюдать осторожность? Нам неизвестно, что может таиться внутри.

Уверенность в собственных силах вернулась к навахо как по щелчку пальцев, стоило, привычным жестом, повязать на лицо, побывавшую с ней во многих передрягах, бандану. Застиранная, кое-где поистрепавшаяся, выцветшая до неприглядного серого оттенка, эта, казалась бы, обычная тряпка давно стала для девушки своеобразным талисманом//оберегом от суеверий и сглазов.

— Кому-то следует остаться наверху, на тот случай, если нам понадобиться экстренная помощь.

Посмотрев на геолога, Истэка прочла в его взгляде облегчение. Он явно не горел желанием спускаться неизвестно куда, тащить свою взбитую тушку по крутым ступеням, задыхаясь не только от одышки, но и смрада спёртого воздуха, напоминающего могильный душок. Девушка сделала свою ставку на него и не прогадала — Альварес согласился стать той самой палочку-выручалочкой, едва Кэлферей успела договорить. Его решение играло им всем на руку. Здесь пропало много исследователей. Не исключено, что некоторые из них уже натыкались на проход в сколе и что-то [или кто-то!] помешало им выбраться обратно на поверхность. Опыт подсказывал Истэка, что следует готовиться к худшему. Древние артефакты всегда хорошо охраняются.   

— Мэги, не жмись так тесно к стенам. Это может быть опасно.
— Не мешай мне делать мою работу!

Находка не повлияла на расположение духа лингвистки. Кэлферей никак не могла взять в толк, чем вызвала столько резкую и необоснованную антипатию в свою сторону. На протяжении всего дня они вели вполне мирное сотрудничество, даже обменивались комплиментами и шутками, но ближе к закату Мэги будто изменилась.
Попытавшись вспомнить, когда лингвистка начала вести себя странно, Истэка прослушала реплику Томпсона, вернувшись в своём разуме на несколько часов назад. Тогда девушка не придала особого значения тому, что, у подножья акрополя, Мэги пропала из виду минут на пятнадцать, а вернулась обратно нехарактерно подавленной и молчаливой. Кэлферей списала её состояние на переутомление и жару, но теперь в нём отчетливо наблюдалась некая аномалия. 

— Эй, что с тобой?

Истэка положила ладонь на плечо лингвистки и тотчас пожалела об этом. Луч фонарика скользнул по лицу женщины, когда та обернулась на прикосновение, и навахо увидела густые чёрные подтеки под её глазами и носом. Смолистая жидкость, медленно вытекающая из Мэги, даже при скудном освещении не напоминала кровь. Скорее это была …
— … эктоплазма!

Прежде, чем одержимая накинулась на неё, Кэлферей успела соскочить вниз, к подступу лестницы, едва удержав равновесие.
Ступня её плавно провалилась вниз, невольно запустив скрытый механизм. Из отверстий, что они видели раньше, со свистящим звуком, полетели стрелы. С ужасом Истэка смотрела на то, как наконечники пронзают тело Мэги. Парализованная страхом, она не могла даже вскрикнуть. Происходящее выглядело сюрреалистичным бредом.

Прийти в себя Кэлферей смогла лишь тогда, когда одна из стрел вонзилась ей в предплечье.
Отрезвляющая вспышка боли вынудила её шевелиться.
Руны на стенах стали вспыхивать одна за другой.

Отредактировано Calferei Isteka (25-09-2018 13:16:40)

+1

6

Вопрос о зажигалке потонул в очередной склоке. До настоящего времени не акцентировавший на этом внимание нефилим, раздраженно выдохнул и направил слепящий свет от фонарика на своих конфликтующих коллег, рассчитывая таким образом отвлечь их друг от друга и напомнить о цели, послужившей связующей нитью для общего сотрудничества. Однако, стоило ему это сделать, как доселе стрессовая ситуация еще больше накалилась, приняв неожиданный оборот:
— … эктоплазма! - С ужасом выкрикивает Истэка, быстро и не глядя отступая как можно дальше от лингвистки. Последняя, в свою очередь, выглядела так, будто была готова разорвать свою соперницу в клочья - дай только шанс. Её лицо искривила гримаса злости, из носа, прямо по губам, обильно стекала черная жидкость, задерживаясь ненадолго на подбородке, а затем падая и на грудь. Внешне женщина больше походила на какую-то жуткую одержимую, нежели обычного человека, однако сделать в направлении Истэка она успела лишь два шага.
Юный спонсор, старясь держаться на безопасном расстоянии от Мэги, не заметила, как оказалась внизу лестницы и запустила гений инженерной мысли. Одна из плит под ногой девушки мягко опустилась вниз - чего Крис не успел заметить, однако то, как десятки стрел со свистом вылетели из стен, вдоль которых вела лестница, кажется, видели все трое. Археолог, грязно выругавшись, ловко убрался в сторону, скрываясь во тьме обнаруженного ими помещения. Кэлферей замерла от ужаса. А Мэги покачивалась. Она качалась, когда в её тело, с обеих сторон вонзались стрелы, еще несколько жутких мгновений держалась на ногах после, напоминая игольную подушку или ежа, а потом - упала, прокатившись с лестницы. На протяжение всего времени падения женщины, что-то громко хрустело - то ли торчащие стрелы, то ли кости, так или иначе, эти звуки отражались где-то в глубине помещения, но очень скоро смолкли и они.
Ненадолго повисла гнетущая тишина...
- Твою мать! - В очередной раз ругнулся Кристофер, приближаясь к выжившей и осматривая полученное ею ранение. - Ты, главное, не бойся, старайся дышать глубже и смотри в сторону, - успокаивал мужчина свою подопечную, заботливо усадив её на ранее примеченный им стол, а затем распутывая узелок банданы, которая покрывала голову девушки. - Я завяжу её чуть выше локтя, затяну очень туго, понимаешь, зачем? - Нефилим следил за тем, чтобы Кэлферей не теряла сознания, потому как считал, что без нее, его шансы быстро обнаружить артефакт становились ничтожными. Но он ошибался.
Разгорающиеся лунным светом руны заставляли древние предметы, покоившиеся в комнате, отбрасывать тени, и на стене, прямо перед собой, Крис увидел голову змеи. Он замер в момент, когда со "жгутом" было покончено и оставалось лишь вынуть стрелу да перевязать Истэка рану. И все же, делать этого не стал. Томпсон проследил за тенью и увидел с противоположной стороны стены щит с безобразной головой увенчанной змеями - орудие, в том числе и устрашающий атрибут, были перетянуты кожей.
- Эгида... - проговорил мужчина почти что одними губами, и улыбнулся. "- Я его нашел," - легенды оказались правдой, - будто загипнотизированный, продолжал он, повернувшись всем корпусом к щиту. "Мэги мертва, трус Альварес остался снаружи, да и если рискнет посмотреть на лестницу, то ничего окромя стрел и размазавшейся по ступеням крови не увидит. Формально, мы с Кэлферей здесь одни..." Оторвав взгляд от артефакта, Крис взглянул на сидевшую на столе девушку. Молодая и любознательная, напуганная, но наверняка в глубине души довольная тем, что смогла открыть и наблюдать нечто необыкновенное, то, что суждено увидеть далеко не каждому человеку.
- Если бы не ты, не знаю, как скоро я оказался бы здесь, да и оказался ли вообще, - благодарно проговорил мужчина, ласково улыбаясь своей коллеге. После чего резко схватил её за голову обеими руками, ладонь одной из них прикрыла ей рот. - Я тебе чертовски признателен, девочка, это правда, но тут наши пути расходятся. - Мужчина смотрел в расширившиеся от неожиданности и ужаса глаза Истэка, готовый свернуть её лебединую шею одним давно заученным наизусть движением, но был застигнут врасплох, так как Альварес оказался не таким уж и трусом:
- А ну отойди от неё, - дрожащим голосом приказал геолог, сжимая в полной руке увесистый булыжник...

+1

7

Кэлферей видела смерть не в первый раз. Слишком часто их дороги пересекались в одной плоскости. Умирали её родственники, друзья, коллеги  — кто-то по естественным причинам, кто-то от когтей//клыков//способностей паранормальных созданий. Всякий раз, рискуя собой или наблюдая за тем, как рискуют другие, Истэка морально подготавливала почву для ещё одной могилы. Она старательно пыталась покрыть душу хитиновым покровом, защититься от новых ран и боли, научится абстрагироваться, чтобы не принимать близко к сердцу очередную потерю. Ей отчаянно хотелось зачерстветь, стать более выносливой и практичной, но не получалось. Когда обрывалась чья-то жизнь, девушка чувствовала себя виноватой.

— Нет, нет, нет. Так не должно было случиться.

Истэка смотрела на бездыханную лингвистку, соскользнувшую со ступеней лестницы к подножью, и отказывалась верить своим глазам. Покрытое кровью и эктоплазмой, изломанное под неестественными углами, нашпигованное стрелами, древки которых продолжали странно резонировать, будто вгрызаясь в плоть, коченеющее тело больше не имело ничего общего с той женщиной, которую Кэлферей наняла для переводов древней письменности. В какой-то момент её перепуганный разум породил безумную мысль, что перед ней манекен, ростовая кукла, а не Мэги.

Игнорируя боль в повреждённом плече, девушка подалась вперёд, оперлась на здоровую руку и потянулась к трупу, чтобы перевернуть его лицом к потолку. Она нуждалась в обманчивом подтверждении нелепой надежды на чудесное спасение коллеги. Её дрожащие, перепачканные пальцы почти коснулись макушки женщины, когда подоспевший мистер Томпсон помог подняться ей самой.

Прибывая в шоковом состоянии, Истэка едва различала слова мужчины. Они звучали глухо, долетая до её парализованного сознания, будто из другой вселенной. Когда он усадил её на пыльный стол и сдёрнул бандану с лица, девушка никак не отреагировала. Пустым, невидящим ничего перед собой, отрешённым от жуткой реальности взглядом, она продолжала смотреть то на убитую Мэги, то на руны, что, заполняясь магическим светом, проступали на стенах, всё больше и больше освещая пространство сокрытой от мира библиотеки. 

— Она мертва из-за меня. Я наступила на панель. Я убила её.

Слова давались ей тяжело, потому как были переполнены горькой правдой. Истэка понимала, что, будь она чуточку внимательней и осторожней, трагедию удалось бы предотвратить. То, что ей пришлось уклоняться от нападения, не сколь ни умоляло вины.

Наконец обратив своё внимание к Кристоферу, сквозь слёзную пелену, заволокшую взор, размывшую его силуэт, девушка увидела, что он стоит к ней спиной, перекрывая угол обзора. Ей понадобилось несколько мгновений на то, чтобы расслышать его реплики. Они нашли щит! Легендарную, мифическую эгиду, изготовленную из шкуры чудовища, порождённого богиней Геей. Её источник не солгал. То, что они обнаружили, представляло огромную ценность.

Кэлферей не успела отреагировать на благодарность археолога, потому как его руки, будто гремучие змеи, резко обвили её голову. Прикрыв широкой ладонью рот и нос девушки, мужчина сорвал с себя маску доброго самаритянина, готового прийти на помощь. Вся алчность и жадность, клокотавшая в нём, вместе со злыми умыслами выплеснулась наружу, окатив Истэка холодной водой. Вцепившись уцелевшей рукой ему в запястье, девушка впилась ногтями в кожу, сильно оцарапывая её. Серебряное кольцо, зачарованное для опознания сверхъестественных существ, почему-то только сейчас отреагировала на него, оставив белую метку. Осознав, какую ужасающую она допустила ошибку, Истэка дёрнулась, ударив коленом мужчине в живот, именно в тот момент, когда тот отвлекся на голос, раздавшийся с лестницы.

Альварес появился как нельзя кстати. Булыжник в его пухлой руке выглядел ни столь угрожающе, как хотелось бы, но того краткого замешательства, которое возникло благодаря его появлению, оказалось достаточно для того, чтобы девушка смогла освободиться.

Опрокинувшись по другую сторону стола, она ударила по ветхой ножке, переломившейся тут же, и повалила его на археолога.

— Не спускайтесь, здесь опасно!

Пусть и не в её положение сейчас было волноваться о ком-то другом, иначе поступить Истэка не могла. Одной невинной смерти, оставившей отпечаток на совести, ей вполне хватило. Теперь девушка знала, что Кристофер им не друг. К тому же, бабушкино кольцо распознала в нём нечеловеческое происхождение. Он представлял чудовищную угрозу.

— Я сообщил об открытие властям. С минуты на минуту сюда прибудут люди. Много людей. Мистер Томпсон, прошу Вас, не делайте глупостей.

Альварес не блефовал. Кэлферей заметила, что пуговица на чехле, где покоилась его рация, расстёгнута. Похоже, он тоже водил её за нос, работая на два фронта. Видимо местное историческое сообщество доплатило ему за слив информации. Истэка пока не могла определиться с тем, хорошо это или плохо. Осознавала только, что его слова скорее уж подстегнут Кристофера к более быстрым и решительным действиям, нежели напугают.

Резко достав из кармана ведьменский мешочек, Кэлферей дернула зубами за ниточку, связывающую его. Кроя ткани раскрылись, обнажив сыпучий порошок тёмно красного оттенка. Набрав в грудь воздуха, она дунула на ладонь, подняв облачко магической пыли, направленное в лицо Томпсона. У неё не было никаких гарантий, сработает ли парализующее проклятие, изготовленное знакомой ведьмой, поэтому, несмотря на раненую руку, висящую вдоль туловища, словно резиновая плеть, девушка ринулась к эгиде. Она не могла позволить предателю завладеть щитом. Но, стоило ей приблизиться, как пространство загудело, а надписи заискрились статическим электричеством, будто накапливая мощность.

Что-то подсказывало девушке, что без силы Зевса-громовержца тут не обошлось.

+1


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [13.09.2007] a liar's game


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC