Действия игры разворачиваются в 2009 году, ориентированы на события 5 сезона сериала, где каноничный сюжет переплетается с авторским. Это разнообразило жанр, что позволяет каждому участнику оказывать непосредственное влияние на игровой мир.

SPN: Mystery Spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [07.07.2009] bless and save


[07.07.2009] bless and save

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: 07.07.2009
Место действия: Пещера кристаллов — г. Найка, штат Чиуауа, Мексика
Участники эпизода: Calferei Isteka & Lucifer
Описание: «безвыходных ситуаций нет» — раньше Кэлферей так и считала, пока не оказалась погребена заживо в пещере, под шахтовым комплексом.

Отредактировано Calferei Isteka (16-09-2018 19:31:29)

+2

2

Дождь шёл уже вторые сутки. Настойчиво капли стучали по крышам и окнам домов, плавными ручьями стекали по стёклам, монотонно шумя в водостоках. Серые тона мрачного небосвода навевали тоску и уныние, не предвещая в ближайшее время никакого желанного прояснения. Казалось, что сама природа препятствует очередной авантюре Истэка, таким многозначительным образом оттягивая начало спелеологической экспедиции в cueva de los cristales.

За то время, что девушка провела в Мексике, её исследовательская работа так и не сдвинулась с мёртвой точки. Никто из местных гидов не хотел спускаться в пещеру кристаллов, находящеюся под заброшенной шахтой. Кэлферей и раньше доводилось сталкиваться с проблемой маленьких городков, где суеверия распространялись и крепли в арифметической прогрессии, всякий раз обрастая новыми, ещё более абсурдными, подробностями, но в Найке дела обстояли в разы хуже. Ей пришлось убедиться в этом на собственном опыте: стоило Кэлферей озвучить свои намерения опуститься в запретный грот, как вся её команда разбежалась. Наёмники предпочли отказаться от весомой доплаты за риск, рассказав Истэка миф здешних краёв о демоническом кристалле, ворующем души тех, кто осмелился его потревожить.

Изучив всю подноготную, девушка пришла к логичному умозаключению, что данная история всего лишь городская легенда. На территории Найка ни разу не была зафиксирована паранормальная активность. Проштудировав множество исторических подшивок, Кэлферей могла с уверенностью заявить, что из всех городов мира, где ей довилось побывать, данное шахтёрское поселение являлось самым обыкновенным и непримечательным. Вероятность того, что тут мог оказаться столь сильный артефакт, сводилась к нулевой отметке.

— Сеньора, прошу Вас, одумайтесь. То, что вы задумали, чистейшей воды самоубийство. Даже опытные спелеологи не рискнули бы спуститься в одиночку на такую глубину.
— Всё будет хорошо, Гансалез. Я справлюсь. Ты ведь уже погрузил всё необходимое оборудование в арендованный автомобиль, верно?
— Да, но …
— Если так переживаешь обо мне, составь компанию.

Произнося последнюю фразу с налётом иронии и добродушного сарказма [они оба знали, что мужчина на такое не пойдёт], Истэка смотрела на перепуганное выражение лица нанятого переводчика, испытывая двойственные чувства. С одной стороны её безотчётно раздражала та напускная забота, оплаченная банковской картой visa platinum, а с другой — пятидесятилетний мексиканец успел стать тем самым человеком, чьё мнение нельзя проигнорировать не испытав угрызения совести. Однако, ради осуществления своих планов, она была готова отмахнуться от этого свербящего чувства.
Избранный девушкой путь исследователя не терпел предрассудков. 

Садясь в припаркованный возле отеля автомобиль, Кэлферей бросила прощальный взгляд на окно третьего этажа, где виднелся грузный силуэт Гансалеза. Прежде, чем завести мотор и тронуться с места, она успела заметить, как тот перекрестил её, прошептав что-то одними губами. Слов его девушка не смогла разобрать, однако, по какой-то причине, уверила себя в том, что он прочитал молитву.

До места назначения Истэка добралась к полудню. Солнце всё ещё затягивали стальные облака, выглядящие неподвижными и тяжёлыми, но надоедливый дождь успел прекратиться. Глубоко внутри себя, девушка испытала облегчение, посчитав успокоение стихии добрым знаком.

Выбравшись из машины, она обошла её, достав из багажника снаряжение. Надевая экипировку, Кэлферей нашла иконку ангела-хранителя, которую, вероятнее всего, подложил верующий переводчик, дабы хоть как-то защитить свою упрямую нанимательницу. Первым её порывом стало желание оставить изображение внутри автомобиля, но в последний момент, ведомая сентиментальной признательностью, Истэка убрала её во внутренний карман рубашки, поближе к сердцу.

Улыбка не сходила с лица девушки, пока она проверяла все крепления на страховке.

Спуск в изученную часть пещеры оказался достаточно лёгким. Она быстро приноровилась пролазить сквозь расщелины, освещая себе дорогу прикреплённым к шлему фонарём. Миниатюрная комплекция позволяла не испытывать давления и дискомфорта. Да и к спёртому воздуху, пахнущему болотной тиной и сырой землёй, Кэлферей приспособилась с завидным успехом.

Первые серьёзные трудности начались, когда показались кристаллы. Поначалу маленькие, они становились всё больше и острее по мере её передвижения. Чем глубже опускалась Истэка, тем чаще приходилось извиваться, как уж на сковородке, чтобы не пораниться. Меньше всего ей хотелось напороться в потёмках на прозрачный сталактит или сталагмит, а затём занести инфекцию или истечь кровью. Безвременная кончина не входила в планы искательницы приключений.

Выбравшись из очередного узкого прохода в воздушный карман, уставшая Кэлферей решила устроить себе привал. Что-то подсказывало, что больше такой возможности, до пути обратно на поверхность, ей не представиться.     
Сняв со спины рюкзак, она устроилась на каменном выступе, средь свисающих с потолка кристаллов. Истэке требовалась экстренная передышка. Нужно было перевести дыхание, дать напряжению уйти из мышц, чтобы избежать возможности спазмов.

  «И как некоторые люди могут заниматься подобным ради развлечения?! Тут нужна действительно спартанская подготовка».

Усмехнувшись собственным мыслям, она невольно откинулась спиной на стену, тотчас почувствовав лопатками неестественный рельеф, будто вырезанный чем-то острым. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, Кэлферей, в свете фонаря, увидела письмена, смазанные и затертые глинистой породой. Попытавшись оттереть их рукой в перчатке, она вдруг услышала странный шум … а затем всё окутала непроглядная мгла.   

Отредактировано Calferei Isteka (25-09-2018 07:40:59)

+2

3

Люди удивительные создания, пусть и ненавистные самим Люцифером. Можно ненавидеть всеми фибрами души что-либо, но нельзя отрицать величайшее творение Творца. Отец даровал жизнь этим жалким букашкам, наградил собственным разумом и волей. Они получили внимания куда больше, чем собственные дети. И что более важно, больше, чем любимый некогда сын. Теперь, падший ангел ни за что не поверит в правдоподобие словосочетания «любимый сын». Когда-то это было так, но сейчас, всего-лишь легкое эхо давно минувших дней. Желание насолить отцу, показать его неправоту, устроив Люциферопокалипсис – лишь одно из самых сильных желаний, овладевших архангелом. Нужно как-то развлекать себя, пока не наступил тотальный 3,14здец на планете. А будучи Сатаном очень любопытным извращенным, ему не чужды похожие пересечения интересов. Кто откажется «попробовать противное на вкус?» В данном случае, речь идет о человеке. Он никогда их не «пробовал», возможно, потому, что «не умел готовить». Он не из тех, кто станет упускать открывшиеся возможности. Если что-то не получается с первого раза, то стоит действовать до тех пор, пока не будет получен результат. И сегодня, у него выпал хороший шанс «попробовать человека».
На Земле выбор людей был неограничен. Просто отправляйся в любую точку земного шара и бери первого попавшегося. Но революционера в прошлом не интересовали обычные серые личности. У него существовал список критериев, по которым отбирались необходимые кандидаты. Отбор происходил в несколько этапов, после которых отсеивались ненужные, оставляя акцент только на целеустремленных. Люциферу нужны те, кто умеет приходить к результату. Падший пристально следил за людьми. И в один момент, звезды сошлись. Фортуна ему широко улыбнулась. Была ли это награда за все его мучения и заточение в клетке?
Никто не собирался упрощать жизнь одному из Архангелов на Земле. Он должен был двигаться маленькими шажками к цели, чтобы прийти к цели. Устроить конец света. Кончить. Называйте, как хотите. Он давно этого хотел. Для достижения, ему потребовался один любопытный артефакт. Ему было известно его местонахождение, и Сатан обладал всем необходимым, чтобы его раздобыть. По мощи, с ним мало кто мог сравниться в этом мире. Старший брат, который неизвестно чем занимается. Отец давно испарился, и не подает признаков жизни. Похоже, что ему плевать, раз он позволяет заходить так далеко. А некогда «любимый сын» и не подумает отступать.
В чем же тогда заключалась трудность, спросите вы? Место известно, возможности есть. Что может пойти не так? Артефакт был устроен таким образом, что мог его заполучить только человек. И не абы какой, а имеющий истоки сверхъестественной силы. Проще говоря, нужен был феникс. Существующий или имеющий отдаленное к ним значение – не важно. Задача была не из простых. Но Падший любил разгадывать трудные загадки. Сложно закаляют, дают необходимую мотивацию к движению. А он был сам хорош в том, чтобы дарить стимул и понимал, насколько это может быть важно.
Какова вероятность, что могут все факторы сойтись в одном месте. Не будем тянуть кота за яйца и внесем ясность – вероятность крайне мала. Поэтому, нет ничего удивительного в том, что даже сам Люцифер не проникся идеей поиска в одной конкретной точке. Он пытался сложить пазлы воедино, но у него ничего не получилось. Изучив определенный список людей, он в какой-то момент остановился. Перестал делать что-то целенаправленно. Разумеется, это существенно увеличивало сроки достижения целей. Но он просидел в клетке кучу времени. Что для него еще каких-то пару лет? И как известно, награда ждет самых терпеливых. Вместо всего этого, он стал осваиваться в новом мире, искать положительные стороны. Нужно чем-то себя занять, если решил задержаться. Он занимался наблюдением. Следил за теми, кого невзлюбил всей своей душой. Для него они простые букашки, плодящиеся с огромной скоростью. Очень скоро их не станет. Падший найдет универсальное средство, способное погубить всех «насекомых». А пока, нужно научиться сойти за своего в чужеродном мире.
Внимание одного из архангелов привлекла одна особа. И дело было даже не во внешних данных. Таким, как он, они практически безразличны. Это люди вынуждены сдерживать себя в рамках выбора, находясь в одном единственном сосуде. А у него не было никаких рамок раньше. Но сейчас, в мире людей, Люцифер мог находится лишь в определенных «сосудах». Ироничная штука жизнь. Можно ненавидеть сколь угодно людской мир, но ты находишься к ним гораздо ближе, чем думаешь. Посему, мужчина старался не думать об ограничениях. С ними была связана его жизнь. Изоляция в клетке. Эта тюрьма не смогла удержать его, поэтому он здесь и сейчас. Наступит время, и «любимый сын» освободиться окончательно.
Что же особенного оказалось в девушке? Все довольно просто. Она оказалась там, где нужно. Она оказалась тем, кем нужно. Это казалось таким не сбыточным, что сам Сатан до конца не мог поверить своему счастью. Где-то в Мексике перевернулся фургон с чимичангой? Он с заворожением голума следил за каждым шагом искательницы приключений. Было любопытно, как далеко она способна зайти.
Моя прелесть…
Это был довольно неожиданный и такой приятный сюрприз. Он ожидал увидеть кого-то… более высокого, мускулистого? Но так даже интересней. Бедная девчушка даже не представляет, что делает всю грязную и трудную работу не только ради себя. Точнее, совсем не ради себя. Сейчас бы сюда попкорн, потому что ставки начинают повышаться. Брюнетка удачно проходит ловушки одна за другой. Казалось, что ее ничто не способно остановить. Целеустремленность, неподкупное желание, самоотдача. Вот, что необходимо Люциферу в рядах своего будущего войска. Он так увлекся представлением, что даже стал немного переживать за судьбой человека. Но они были направлены не на сохранность жизни. Артефакт может потеряться с концами, а это не устраивало мужчину.
Кажется, сейчас мой выход…
Он мог бы наплевать на эту женщину. Так бы и поступил при других обстоятельствах, но она оказалась ближе всех к заветному призу. Глупо игнорировать такой факт. К тому же, есть большая вероятность, что его могут опередить «стражи небес». Этого он допустить никак не мог. Ему было необходимо продумать все свои шаги перед появлением. Вряд ли, искательница приключений на пятую точку последует за ним по простому приказу. Нет, она последует. Но эффект будет совсем не тот, как если бы она сделала выбор по собственному желанию. Люцифер любил играть в долгую, искажая восприятия людей. Пещеру на мгновение ослепляет яркая вспышка света, потом мужчина возникает «из неоткуда» в прямом смысле слова прямо перед объектом интереса.
- Удивительно, как порой людское безрассудство граничит с любопытством.  Должно быть обидно сойти с дистанции прямо перед финишем, Кэлферей? – задает вопрос Падший, будто знает адресата вопроса целую вечность. Может быть оно так и есть, вот только это невзаимно. Ее взгляд был совсем не похож на его. Будто увидела что-то сверхъестественное.
Ах, да…
- Лучше бы, ты оставалась сегодня в своей теплой кроватке.

Отредактировано Lucifer (19-09-2018 22:29:35)

+2

4

Боль и темнота — вязкая, оглушающая, ржавым сверлом впивающаяся в подкорку.
Возвращение в сознание не принесло ей ничего хорошего. Затылок и правое бедро горели адским пламенем, а по лицу стекала склизкая жидкость. Легковесно скользнув пальцами по лбу, она смазала её и поморщилась, осознав, что это — кровь, её кровь.

«Не хорошо. Совсем — не хорошо!»

Сделав глубокий вдох, Истэка предприняла попытку подняться на ноги, но сиюсекундно заскулила в агонии, плотно стиснув оскаленные зубы. Ощущение было такое, будто кто-то вонзил в её ногу раскалённый шампур и прокручивал внутри, превращая мышечные ткани в бесформенные лохмотья.

— Дьявол … — только и смогла выругаться девушка, ощупывая торчащий из бедра осколок кристалла.

Ей чертовски повезло рухнуть на более или менее ровную поверхность, избежав участи стать искательницей приключений на шпажке. Хотя бы за это она могла возблагодарить небеса, но найти в себе силы даже для столь простой манипуляции возможным не представлялось. Мысли её лихорадочно метались в голове, тщетно пытаясь восстановить цепочку недавних событий, разобраться в том, что предшествовало падению. Ей вспомнились письмена, выцарапанные на поверхности камня, какие-то неразборчивые символы, похожие на смесь енохианского и авестийского языков. Прочесть текст Истэка не смогла, но отчетливо ощутила тепло, исходящие от него, что стремительно превращалось в жар, опаляющий подушечки пальцев.

Поднеся правую ладонь ближе к лицу, после того, как зрение немного адоптировалась к мраку, девушка увидела покраснения и ожоги — её отпечатки полностью выгорели.

— Если, когда-нибудь, я решу ограбить банк, мне это очень пригодиться.

Из груди у Кэлферей вырвался нервный смешок с металлическим привкусом. В столь патовом положение ей только и оставалось, что иронизировать. Ждать помощи было неоткуда. Даже если Гансалез, спустя какое-то время, решит сообщить о пропаже туристки, полезшей в одиночку на дно кристальных пещер, поисковая операция может занять недели. Истэка самолично загнала себя в ловушку, из которой теперь не могла выбраться. Самоуверенность оказалась не лучшим советчиком в принятии решения. Впервые девушка задумалась о том, что смерть постоянно шествует за ней по пятам, когда она пускается в очередную авантюру.

«Одно дело примириться с фактом, что сама жизнь по сути своей фатальна, и всё находит своё логическое завершение, но совсем иное — оказаться отделённой от печального финала тонкой мембраной надежды».

В попытке совладать с угнетающими эмоциями, Истэка отогнала на задний план пугающие мысли о том, что может умереть в одиночестве, где-то на дне богом забытой пещеры, среди запаха сырости и разложения. Никто из близких людей так никогда и не узнает, как и почему оборвалась столь юная жизнь. Старушку Ниту хватит сердечный приступ …

Стоило Кэлферей вспомнить про бабушку, как на глаза навернулись слёзы. Сердце защемила подспудная вина. Она почувствовала себя никчёмной и слабой, жалкой в своей несостоятельности и нелепых потугах достичь никому ненужных целей. Зачем она полезла сюда? Ради чего? Чтобы добыть очередной бесполезный для неё артефакт, который, после изучения, отправится пылиться в хранилище? Неужели научные изыскания действительно стоят таких жертв? Когда в последний раз Истэка проводила спокойный вечер в кругу друзей и семьи? Столько вопросов вертелось в сознании, что в какой-то момент Кэлферей  не выдержала и закричала.

Надрывному воплю её вторило гулкое эхо.

«Нельзя просто сидеть и жалеть себя! Самобичевание ничем не поможет. Необходимо собраться и что-то придумать. Пока сердце моё ещё бьётся, шанс на спасение есть».

С одной стороны навахо нервировало, что приходится внушать себе такие прописные истины, но с другой — она действительно смогла совладать с паникой и вспомнить про небольшой рюкзак. Он находился при ней, значит и упал где-то поблизости.
Пошарив рукой в темноте, Истэка нащупала мокрую лямку и потянула за неё. Поначалу никаких результатов, кроме звука рвущейся ткани, её усилия не принесли. Рюкзак зацепился за один из кристаллов, торчащих из земли, и не желал переместиться к ней поближе. Накренившись вбок, превозмогая боль, Кэлферей попыталась задействовать и вторую руку, но итог оказался незапланированным — жалостливо скрипнув, рюкзак разошёлся по швам, вывалив наружу немногочисленное содержимое.   

— Кто-то свыше точно издевается надо мной!

К ноге Кэлферей подкатилась продолговатая палочка. Взяв и переломив её пополам, она моментально сощурилась от флуоресцентного сияния. Его едва хватало, чтобы осветить исцарапанное и перепачканное лицо девушки, но даже такому тусклому свечению Истэка была безумно  рада.

— Никогда не думала, что буду однажды молиться, да и не учил меня никто этому, в общем-то. Навахо верят в духов и природу, а вот с ангелами-хранителями и Богом как-то не заладились отношения. Наверное, поэтому я постоянно оказываюсь по самые уши в … приключениях.

Достав из внутреннего кармана икону, которую подложил ей Гансалез, девушка завела мысленный диалог с неведомой силой. Конечно, она не рассчитывала, что к ней спустится белокрылый серафим и вынесет на руках из проклятого грота. Ни о каком спасении Истэка не молилась. Она не просила ровным счётом ничего. Скорее, исповедовалась и переосмысливала собственные приоритеты и поступки. Ей становилось легче от мысли, что можно сбросить камень с души и отпустить потаённые страхи. Хотя бы так, пред ликом неумолимой смерти.

Внезапная яркая вспышка заставила девушку прикрыть глаза тыльной стороной ладони. Низкий голос, прозвучавший сразу после неё, обратил в прах новоприобретенное спокойствие. Сердце девушки в испуге забилось быстрее, кровь ударила в голову, а во рту образовался эпицентр настоящей пустыни. Впервые несколько секунд Кэлферей боролась с позывом вновь потерять сознание.

— Не приближайся. Что ты, черт возьми, такое?
На звание «мисс оригинальность» Истэка явно не претендовала. Трудно выдать более эпичную фразу в такой скверной ситуации. Да и что ещё можно спросить, когда перед тобой, в ареале сияния, возникает незнакомец, определённо сверхъестественного происхождения? 

Первая мысль, пришедшая к ней в голову, кричала о том, что перед ней явился призрак или хранитель здешних мест. Тот самый монстр, что охранял пещеру и не позволял никому из исследователей выбраться живым.
Недолго думая, девушка достала из заплечной кобуры пистолет, сняла с предохранителя и навела дуло на лицо мужчины.

— Чем бы ты ни являлся, советую соблюдать почтительную дистанцию.

Угроза в её положении выглядела не очень устрашающей. Кэлферей и сама прекрасно понимало, как жалко выглядит сейчас. И, если чудовище решит поживиться ей, то она сможет разве что пожелать приятного аппетита.

+1

5

На Люцифера можно реагировать совершенно по-разному. Начиная от «О, Боже, какой мужчина, я хочу от тебя сына!» и заканчивая «что ты такое, епта?» Разумеется, падшему нравился больше первый вариант. А могло ли быть иначе? Любому человеку становится приятно, если в его сторону говорить комплименты. Ангелы, это не люди, конечно, но на них данное правило тоже прекрасно работает. Тем, кто восхваляет Сатана, уготовано нечто ле…легенд…легендарное! Других грубиянов ждет особенная порка в приватной обстановке.
Частенько ожидания не оправдываются. И пора бы уже привыкнуть, это же жалкие людишки. Не стоит делать больших ставок на букашек. Можно щелкнуть пальцами, вполне сойти за некоего «Таноса» и отправиться дальше изучать Землю и ее обитателей. Но этот случай был не так-то прост. Кэлферей была нужна Люциферу. Нет, он конечно, мог попытать счастья в другом месте, но на это ушло бы еще куча времени. А это глупость. Зачем томить себя ожиданиями, страдать от неизвестности, если прямо перед тобой самый настоящий джек-пот? Всего то и нужно, проявить немного смекалки, быть весьма настойчивым Сатаном и взять уже девушку. Долго она сопротивляться не сможет все-равно. И дело тут далеко не в физическом состоянии, которое оставляло желать лучшего.
На лице появляется улыбка. К сожалению, цель оказалась вторым вариантом. Гопникус обыкновенный, на первый взгляд. Но не исключена попытка маскировки, потому что он наблюдал за ней с самого начала, и она создавала впечатления совсем другого человека. Но первое впечатление частенько любит обманывать даже самых могущественных и красивых падших ангелов. А еще Люцифер обладал завидным упорством и терпением. Если что-то хочешь получить, то необходимо что-то дать взамен. Что бы мужчина мог дать женщине? Он примерно представляет, что, но это банальность, написанная Творцом. А ей следовать, значит, изменять самому себе. Не здесь и не сейчас. И только на его условиях.
- Ты каждому незнакомцу предлагаешь себя взять? – задает вопрос мужской голос. Он еще не до конца освоил примитивную речь людей, а, следовательно, смысл слов может ускользать или искажаться. Но даже если дело не в этом, то он любит этим заниматься. Сбивать с толку. Дезориентировать противника. Хотя, Кэлферей ему никакой не противник, и даже не враг. Она – достижение цели. Артефакт. Но задуманное может не осуществиться, если они будут терять драгоценное время.
Ставки начинали расти. Девушка достала пистолет. Она выглядит вполне решительно. Но Люцифер не боится, потому что данное орудие не принесет ему никакого вреда. Искательница приключений на пятую точку не могла знать данного нюанса наверняка. Щелчок пальцев заставляет светиться кристаллы, создавая искусственное освещение. Его стало достаточно для того, чтобы они могли насладиться внешним видом друг друга.
- Как видишь, я такой же, как ты. Две руки, две ноги, два глаза, два уха. Отличаемся мы только определенными вещами. Стрелять в безоружного – по-твоему честно? Какой в этом смысл? Попадешь ты в меня или нет, но в конце концов, истечешь кровью. Не попадешь в меня, я успею скрыться, и ты тоже истечешь кровью. Но абсолютно в гордом одиночестве. Хочешь умереть одинокой и непонятой или позволишь взять тебя за руку и дать возможность выговориться незнакомцу? – данный вопрос повис в воздухе. Падший умел хорошо играть на чувствах людей. А расклад был описан вполне конкретно. И ни в одном из вариантов не было чудесного спасения, как это бывает в фильмах со счастливыми концами. Такие фильмы любил смотреть Ник со своей женой.
Сатан мог без проблем вылечить искательницу приключений на одно место, но упоминать об этом, заранее не стал. До этого они смогут дойти чуть позже, если вообще дойдут. Все зависит от сообразительности Кэлферей и ее решительности. Она должна не просто хотеть изъявить желание к жизни, она должна прочувствовать момент и бороться за него до конца. Простой хотелки тут было недостаточно, да и выглядело бы все довольно просто и постановочно. Падшему нужно втереться в доверия, а значит никаких «игр в поддавки» быть не может. Если ее желания завтра проснуться в своей постели, встречать рассветы и провожать закаты столь же сильны, как и его – заполучить артефакт, восстановить справедливость и устроить Люциферопокалипсис, то она найдет способ убедить архангела. А заодно и сама лишний раз подтвердит, что всего добилась сама. Не было никакого тайного смысла, где он бы ее в любом случае вылечил.
Там, откуда я родом – почтительную дистанцию необходимо заслужить. У тебя очень мало времени для размышлений. Я начинаю подходить, – мужчина самым честным образом предупредил раненую о своих намерениях. Она может выстрелить, если хочет, разумеется. Эффекта это никакого бы не дало, он бы просто подошел к ней и получил все, что ему необходимо. Их начинающиеся приключения оборвались бы на самом корню, так и не заполучив долгожданного продолжения. А ведь Люцифер всегда любил играть в долгую, выстраивать ходы. Кэлферей не создавала впечатление безжалостного убийцы, поэтому падший рассчитывал на ее лучшую сторону, какому бы типу она не относилась. Светлая или темная. Что же касается почтительной дистанции, то и тут он не лукавил. Почтение – не появляется «из воздуха», а добывается определенным путем. Честным или скользким, это другая сторона вопроса, которой они не касались в данный момент. Расстояние было сокращено, мужчина встал на колени перед девушкой так, чтобы их лица находились на одном уровне, а затем протянул свою руку. Она сама понимает – для чего.

+3

6

Какой бы самодостаточной и решительной не старалась выглядеть Кэлферей, она оставалась обычной девушкой. У неё хватало здравого смысла для осознания собственной уязвимости. Никогда Истэка не питала ложных иллюзий касательно своей уникальности и готовности составить достойную конкуренцию охотникам и сверхъестественным существам. Да, её обучали самообороне, владению огнестрельным и холодном оружием, она могла постоять за себя физически, но проблема крылась в психологическом барьере. Кэлферей относилась к тому типу людей, что бояться причинить боль другим. Извечно, ей проще было перенести её самой, чем доставить кому-либо другому. Не лучшая черта характера для той, кто выбрал для себя стезю искательницы приключений.

Однако раньше удача благоволила ей, но сегодня, похоже, изменила.

Ощущая тяжесть пистолета в руке, девушка вставала перед тяжёлым выбором: поддаться инстинкту самосохранения, отрешится от жизненных принципов и пацифистский взглядов, нажав пальцем на курок, или же прислушаться к словам незнакомца и попытаться ему довериться? То, что он говорил, не было лишено зерна рациональности. Так или иначе, появись он или нет, она бы умерла здесь, среди тьмы и отблеска кристаллов. Мужчина отбивал чечётку на её болевых точках, играя на потаённых страхах, как на гитарных струнах. Смерть в одиночестве — больше всего в своей жизни Кэлферей боялась именно этого.

Будуарную шуточку она сознательно проигнорировала, потому как с ответом попросту не нашлась. Единственным свидетельством её реакции стали щеки, налившиеся стыдливым румянцем от сконфуженного смущения. Сейчас Истэка находилась явно не в том состоянии, чтобы как-то подыграть спектаклю одного актёра. Боль то накатывала на неё обжигающим прибоем, то отступала назад, оставляя леденящее ощущение во всем теле. 

— Ты ведь всё подсчитал, верно? Подгадал правильный момент. Знал наверняка, когда стоит появиться//что следует сказать. И никакой иллюзии выбора. 

Девушка улыбнулась, но как-то не весело. В потёмках пещеры она видела лишь его очертания, потому не считала нужным как-то следить за передвижением. До того, как мягким пульсирующим светом вспыхнули все кристаллы, Кэлферей опустила пистолет, положив его себе на бедро. Похоже, незнакомец действительно что-то о ней знал. Откуда, конечно же, оставалось загадкой, разгадывать которую, даже при всем желании, сейчас Истэка не могла.

— Хорошо. Судя по твоим способностям, если ты захочешь добить меня, тебе ненужно будет даже подходить ближе. Так что, говори. Но, предупреждаю, времени на беседы у нас не так уж и много. При такой скорости кровопотери я потеряю сознание в ближайшие минуты. 

Кэлферей не лукавила: она чувствовала слабость во всем теле, сознание её мутнело, а мысли путались. Для того чтобы правильно сформировать предложение, ей приходилось прикладывать неимоверные усилия. Постепенно ей стала завладевать апатия. Приближение мужчины уже не вызывало столь сильную бурю эмоций. С каким-то дефективным безразличием Истэка считала его плавные шаги, скользя взглядом по внешности. Ещё пару секунд назад девушка ощущала, как адреналин бурлит в крови, заставляет сердце истерично трепетать в груди, порождая в разуме кошмарные сцены, а теперь всего этого будто и не существовало.

Присевший на колени незнакомец протянул ей свою руку, ожидая ответного жеста или реакции, но она лишь смотрела в его глаза, будто пытаясь прочесть, какие планы таятся за его словами.

— Что значат те письмена? Пожалуйста, скажи мне, если знаешь.

Её маленькая, хладная от волнения и кровопотери, ладонь, оказалась чуть ли не в полтора раза меньше его собственной.

Смотря через плечо мужчины, Кэлферей флегматично говорила вовсе не о тех символах, что успела найти до того, как провалилась. Сейчас, благодаря свету активировавшихся кристаллов, она наблюдала за тем, как по стенам начинают ползти строчки. Руны, появляющиеся за спиной незнакомца, выглядели смутно знакомыми. Проследив за тем, откуда они возникли, девушка заметила, что её кровь, вытекающая из открытой раны, собирается в тонкий ручей и стекает по какому-то желобу, выбитому в каменной поверхности почвы. Накапливаясь в формах, выгравированных возле стен, она вспыхивала фиалковым отсветом и начинала искриться. То, что её радужная оболочка тоже вспыхивает тем же оттенком, Истэка понятия не имела. Она читала письмена, удивляясь тому, что, постепенно, незнакомые знаки, сами собой, переводятся в её голове. Кэлферей даже не подозревала, что видит их одна, являясь ключом к разгадке тайны древнего артефакта. Если бы знала, то сразу поняла бы, зачем понадобилась тому, кто имени своего так и не назвал.

— Это … координаты?! Городские легенды не врали. Демонический кристалл существует. Но он не здесь … он …

Истэка запнулась на полуслове, обратив свой взор на лицо мужчины. Сделав глубокий вдох, она сжала тонкими пальцами его руку, подавшись чуть вперёд. Символы меркли и исчезали, оплывая, будто акварельный рисунок, размытый проливным дождём. Чем меньше сил оставалось в её крохотном тельце, тем быстрее стирались письмена. Истэка не успевала прочитать их содержание. 

+1

7

Винить в собственных ошибках других. Это так типично для людей. И что хорошего он увидел, если предпочел вас собственным детям?
Именно такими мыслями сейчас падший окружил сам себя, наблюдая за раненой девушкой и ее реакциями. Он не видел ничего особенного в людях. Они не отличались от них. Такие мелкие и жалкие. Устраивают войны по пустякам. Но им было дано право выбора, чего нельзя было отыскать среди жителей неба. Люцифера давно спустили сверху, поэтому у него появилась такая возможность. Ему никогда не нравилось жить под диктовку. Хотелось чего-то масштабного и большего. Его должны были заметить и запомнить.
- Вообще, у тебя и «ближайших минут» почти нет. Поэтому, тебе нужно говорить, а не мне. Но твоя интуиция тебя не подвела и мыслишь ты в нужную сторону. Интересно, это влияние твоего состояния или ты и в спокойной обстановке способна мыслить остро? – вопрос был риторический, само собой. Но архангел против не будет, если искательница приключений вдруг решит на него ответить. Это будет означать только то, что брюнетка не умеет грамотно пользоваться своим временем и растрачивает его впустую. А он узнает о ней побольше, так что тут для Сатана сплошные плюсы, под каким углом не смотри.
Оказавшись на одном уровне с девушкой, Люцифер выжидал. Ей нужно было сказать ему три заветных слова. И нет, это не те, которые люди обычно говорят друг другу, а потом происходит слияние их губ с последующей «спорной связью». Хотя, кто знает. Может и подобный исход был не за горами. Но в данный момент, ему интересны слова «я хочу жить», а не романтические флюиды, которые между ними были невозможны. Во-первых, падший не любил людей, как таковых. Во-вторых, они познакомились только сейчас и далеко не при самых удачных обстоятельствах.
Дальше речь зашла о письменах. Теперь, интерес начал появляться уже с его стороны. Конкретно за этим он и пришел сюда. Вряд ли бы из ангелов кто-то решил бы спуститься сюда к человеку, коих еще миллионы. У них сейчас своих проблем хватает. Люцифер специально старается для этого. Нужно создать масштабную трагедию, чтобы никто не обратил внимания на проблему локального масштаба. Прошли целые столетия, а жители небес так и не изменились. Живут по устаревшим правилам, поэтому их было не трудно обвести «вокруг пальца». Он знает, что за ним пристально следят. Он выбрался, и они ждут действий. А он специально ничего не предпринимает, прячась в тени своих верных слуг.
- Не знаю, но очень хочу узнать, – кратко отвечает падший. Он понятия не имеет, о каких письменах идет речь. Мужчина не видел ничего примечательного вокруг себя, но раненая девушка искренне верила в то, что они существуют. Значит, так и есть. Они здесь, и это не бред ее больного воображения или галлюцинаций на почве потери крови. Сатан знает, что здесь неподалеку находится необходимый артефакт. До него будет совсем непросто добраться. И те самые невидимые символы, это лишь первая преграда. Но она преодолима. Люцифер видит, как меняется ее взгляд, как внимательно зрачки начинают «бегать», пытаясь не отставать. Было очевидно, это не просто попытка визуализации разных закорючек. Искательница приключений пыталась понять их смысл. Мужчина не двигался, затаив дыхание. Он не мог позволить себе совершить непростительную ошибку, и хоть как-то «сбить с пути» Кэлферей.
Координаты? Так, он не здесь? Это многое объясняет. Никто не станет оставлять «ключ» под «ковриком рядом с дверью». Ну же, где он?
Необходимого ответа Люцифер так и не услышал. А ведь они с девушкой были так близки к истине. Более того, она так и не удосужилась сказать ему те самые слова, которые он ждал с самого своего появления. Решила преступить сразу к делу, это похвально. Если бы она еще не распылялась на не нужное «Ты кто такой?», то их мог бы ждать успех. Точнее, он бы ожидал падшего, а Истэка бы осталась тут гнить. Его поиски затянулись бы еще дольше, но он бы снова нашел необходимого кандидата.
А теперь, я просто не могу оставить тебя здесь умирать. Ты представляешь куда бОльшую ценность, хоть и сама этого не осознаешь. Но у тебя есть потенциал, и я дам тебе еще один шанс.
Несмотря на отсутствие слов, архангел в последнюю секунду передумал. Сделал он это потому, что его пронзил женский взгляд. Это было лучше любых слов и самое очевидное доказательство. Он разглядел не только желание жить, но и найти этот артефакт. Она хотела познать его суть, получить возможность приблизиться к недостижимому.
- Большинство из нас, считают вас, людей – настоящими произведениями искусства. И как любую картину или скульптуру, предпочитают беречь. Запрещают вас касаться. Но у меня бунтарская натура.* – архангел специально выбрал момент, когда состояние искательницы приключений сыграет решающую роль. Она ничего не поймет из его слов. Не успеет или не сможет. Продолжая держать женскую руку, он чувствует, как ее хватка ослабевает. Его губы касаются лба, а свободная рука придерживает ее голову, после чего он полностью исцеляет девушку. Он исхитрился. Его последний жест был необязательным. Он уже контактировал с ней посредством руки и мог исцелить. Но ему так захотелось.

*

http://se.uploads.ru/t/uzk0O.png

Отредактировано Lucifer (05-11-2018 23:49:00)

+1


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [07.07.2009] bless and save


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC