Действия игры разворачиваются в 2009 году, ориентированы на события 5 сезона сериала, где каноничный сюжет переплетается с авторским. Это разнообразило жанр, что позволяет каждому участнику оказывать непосредственное влияние на игровой мир.

SPN: Mystery Spot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [ночь с 31.10. по 1.11.2009] свершая косяки мирового масштаба


[ночь с 31.10. по 1.11.2009] свершая косяки мирового масштаба

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата: ночь с 31.10. по 1.11.2009
Место действия: Сентрейлия, штат Пенсильвания
Участники эпизода:  Merrick, Cyrus Medici и Luna
Описание: Перед вами небольшой и захолустный городок у черта на куличиках. О нем давно никто не помнит, позабыт временем и давным-давно сбежавшими жителями. Здесь почти невозможно жить — природа все давно отвоевала себе обратно, а едкие химические испарения, облаками ядовитого пара стелющиеся над землей, делают жизнь еще более невыносимой. Этот город — пример человеческой алчности и небрежности. В порыве нажиться на богатой полезными ископаемыми землей, человек копнул слишком глубоко и открыл то, что открывать не следовало. Единицы оставшихся и ныне здесь живущие — лишь стражи, поклявшиеся вечно охранять вход в самое гиблое место.
Но есть время и час, когда казалось бы идеально выстроенная защита не так уж и хороша, как кажется. Самайн — время, когда грань между мирами истончается, и достаточно одного крохотного прокола, чтобы тонкая пленка лопнула, как мыльный пузырь, открыв дорогу хаосу и сверхъестественному.
Воссоединение семьи порой проходит не так гладко, как хотелось бы. Бездушная Луна, заключив сделку с Эриком, решается на отчаянный шаг не дать двум родственникам вернуть ей душу. У нее на нее видите ли свои планы, и вообще, без души ей живется намного лучше. Никаких угрызений совести, раскаяния от содеянного, беспокойства о ком-либо и прочего, на ее взгляд, ненужного дерьма в голове. Но осуществить задуманное оказалось куда как тяжелее, чем предполагалось...

Отредактировано Merrick (20-09-2018 14:45:26)

+2

2

Переступая порог церкви девы святой Марии, феникса на мгновение охватило столь сильное ощущение безысходности и невозможности противостоять тому, что ожидало впереди, что он чуть не развернулся и не ушел обратно. Все бросить останавливало только мысль о том, что раз начал дело, следует довести его до конца. Останавливаться поздно, да и такой шанс, как сейчас, выпадает очень редко. Ждать другого времени? Семьдесят лет ждал, в принципе может и еще подождать, но в силу последних событий, которые испытал на собственной шкуре, промедление дальше будет точно смерти подобно. Причем, возможно, для всех.
Небо над Сентрейлией было затянуто тучами. Свет небесных светил не мог пробиться сквозь нависшие плотные кроны тёмных облаков даже слабым лучиком, отчего итак неприветливая и отталкивающая в своем запустении и разрухи местность делалась еще более мрачной. Осенним днем возможно красная и янтарная листва еще как-то оживляла город, но с наступлением сумерек тут разверстывалась атмосфера настоящего хоррора. Кучево-дождевые облака, в своей плотной тёмно-серой массе, они порой пропускали пока еще слабые и неуверенные проблески надвигающейся грозы. Грохочущий шум просыпающегося небесного зверя пока еще отдавался отдаленным эхом, но кажется сама природа была против того, что должно было произойти сегодня здесь, в этом богом позабытом городке. В другое время и час Меррик бы согласился, что затея попахивала безумием и скорее всего сам бы и попытался отговорить чудака от осуществления столь идиотского плана. Если бы не одна маленькая деталь, что этим чудаком являлся он сам, ну и Кир в придачу. Безумие вещь заразная. Семьдесят лет отчаянно бороться против любой идеи по открытию врат в одно из самых гиблых мест, и все пустить коту под хвост ради спасения одной сопливой девчонки, которая своими последними действиями просто вывела его из себя, заставив все же отринуть свои убеждения и решится на столь отчаянный шаг.
Конечно, всегда был вариант B. Оторвать несносной дочери голову и запрятать в сундучке на дно Марианской впадины в Тихом океане, а тело сжечь и развеять пеплом, но этот план попахивал еще более полным и безнадежным безумием, да и рука у него скорее всего не поднимется на такое дело. Просить кого-нибудь? Трент бы точно не отказался, еще и почтил бы за честь, энтузиаст-доброволец хренов. Жаль, мальчишка пропал, исчез, укатив в неизвестность и прихватив с собой ведьмин мешочек, что не отследишь его теперь. Научился за годы жизни у Кира разным хитростям, а ведь у Меррика к блондинчику накопились вопросы, особенно в свете последних открытых событий.
Пламя нескольких десятков свечей беспокойно колыхнулось от легкого порыва ветра, хитрой лисой прошмыгнувшего в помещение следом за двумя ступившими за порог гостями, и притаившись на полу среди разбитых и покосившихся от времени скамеек, подняв тучку пыли. В грязно-жёлтом свете горевших свечей неф здания выглядел печально запущенным и обветшавшим. Потрескавшиеся стены и колонны уводили своими извилистыми трещинами к самому потолку, такому же побитому временем, как и все остальное в этом городе. От каждого нового порыва ветра на улице сверху ссыпалось немного пыли и старой штукатурки, навевая нехорошие мысли о том, сколько еще выдержит старое здание, прежде чем стать лишь очередной грудой обломков. А скудность освещения навевала лишь еще большую тоску и вызывала неприятные ощущения мрачности. И потому худенькая фигурка мальчика у алтаря, почти юноши, в свободном одеяние служителя церкви впереди выплыла внезапно, как привидение.
- Надеюсь, ты не забыл, о чем мы договаривались?
Вопрос был адресован конечно же находящемуся рядом с ним Киру. Для этого дела требовались усилия минимум двух ведьмаков, так что Меррик был рад, что парень решил помочь ему в этом деле. Хотя, выбора то особого у того и не было, слишком умный был и сам прекрасно понимал, что будет, не верни они в ближайшее время его сестре душу.
- Кто вы? Вам сюда нельзя, время очень позднее.
Священнослужитель обернулся на их прибытие и нахмурил брови. Явление действительно было странным, так как обычно Сентрейлия не пользовалась большим спросом у туристов и любителей путешествий по самым мистическим местам штатов.
- Я вас не знаю. Вы приезжие? Могу Вам чем-то помочь?
Россыпь задорных конопушек обрамляло лицо юного хранителя святого места, а светло-зеленые глаза излучали волнение и вместе с тем искорки наивного любопытства. Он был бледным, даже болезненно бледным, но с учетом места, где жил, в этом не было ничего удивительного. Жить в Сентрейлии после всего с ней случившегося остался бы лишь безумец. Или фанатик своего дела, воспитавший бы и детей следовать своим заветам.
- Возможно, да, можешь помочь. - одного кинутого ну руку юнца взгляда, на серебристый ободок на безымянном пальце, было достаточным, чтобы понять, что он им подходит. В крайнем случае, если это обман, у Меррика всегда есть запасной план. Иначе бы сюда и не сунулся. - Ты очень молод. Ты давно тут служишь? - вопрос был ради отвлечения внимания, да и просто ради завязки разговора. Феникс непринужденно улыбнулся пареньку, обходя алтарь по кругу, да разглядывая каменное сооружение. Вытесненный из цельного монолита, его истинное предназначение было скрыто кем-то за завесой золотистых декораций и куском накинутой сверху ткани. Почти догоревшие свечи в трехзубых подсвечниках освещали несколько мелких предметов, очки и раскрытую книгу на поверхности алтаря. Видимо юнец что-то читал, пока незваные гости не отвлекли его от этого дела. А среди страниц выглядывал уголок какого-то вкладыша.
- Нет, отец Анфисий приболел, и меня поставили замещать его. - юнец чувствовал себя неуверенно, и вместе с тем его разбирало любопытство от столь странной встречи. - Меня зовут Бенни. Бенни Клайд. Если Вы туристы и вам негде остановится, то могу отвести вас к Энни, она моя тетя, она не откажет в ночлеге. Здесь мало людей, но мы стараемся держаться вместе, а... - он осекся на полуслове, - Это.. не мое. - розовая краска залила лицо мальца, заприметившего в руках Меррика вытащенный вкладыш из книги. - Положите обратно!
- Да ну. - не поверил феникс, сам с большим интересом разглядывая вырванную страничку из популярного журнала для взрослых. Такие продавались почти на каждой заправке, а раскупались еще с большей скоростью, чем их успевали привозить. - А чье? Отца Анфисия? Интересная у вас церковь, а как стать частью паствы, не подскажешь? И кстати, ты ведь девственник? Скажи нет, ну скажи нет,  сломай мое представление о вашей церкви окончательно. - не удержавшись, Меррик повернул страничку и показал ее содержание Киру. - Зацени, - но то ли обнаженная девица на фото не была во вкусе Кира, то ли его эмоциональный диапазон за прошедшее столетие и разлуку теперь никогда не зашкаливал выше отметки гордой чайной ложки.
- Я..я..я.. да как вы смеете! - из розового, оттенок кожи юнца плавно перетекал в бордовым, а уши казалось вот-вот загорятся веселым огоньком стыда, - Я свято блюду непорочность! - с жаром ответил юнец, в порыве чувств подходя к фениксу и вырывая из рук того злосчастную страничку и запихивая ее себе за пазуху. - Уходите, немедленно. Я не знаю, кто вы и что тут вообще забыли, но такое поведе.. - он не успел договорить. Щелчок пальцев и хруст шейных позвонков пресек его визгливый голосок, и мертвое тело всем своим весом рухнуло на алтарь, отправив на пол почти весь ненужный мусор. Пламя свечей дрогнуло, заставив тени на стенах зайтись в зловещей пляске, но тут же снова мирно заколыхалось, успокоившись.
- Что? - равнодушно пожал плечами феникс, поймав взгляд Кира. - Я предупреждал, что одной моей крови будет мало, потребуется еще свежая и невинная. Но нет, тащить банку с кровью ты отказался. Так что не смотри на меня теперь так. Займемся делом, пока отец Анфисий не пришел на поиски горячо любимой странички для сладкого сна.

Отредактировано Merrick (24-09-2018 15:57:44)

+3

3

Какой реакции Меррик ждет на свой маленький спектакль непонятно. Возможно просто переоценивает правильность собственного сына. Дразнить мальчишку было необязательно,  шанс уцелеть у тогоо был ровно один, броситься бежать при первом скрипе открывающейся двери. Негодовать тут стоит разве что по поводу способа убийства, тем более, что сам заниматься телом феникс не спешит. 
- Зачем делать лишнее? Ты сам сказал, что церковь работает. Добровольно служить в таком месте будет только фанатик или...
- Как Вы смеете! Богу важна всякая паства и любое место достойно его.
- Простите, святой отец. Истинно верующие такая редкость сейчас.
Заочно обвиненный во всех грехах отец Анфисий оказывается мал ростом, сед и, действительно, всерьез простужен. Воспаленные глаза и красный нос еще от двери видно. А ещё он очевидно подслеповат, потому что тело мальчишки замечает уже на полпути к гостям и сразу теряет весь совой пыл и слова.
- С вашим помощником случилась беда. Мы проходили рядом, услышали шум, но помочь уже не успели.
Вряд ли священник верит во всю эту вежливую муть, но он слишком растерян и позволяет, подойти, пересечься взглядами.
- Мне очень жаль. Вы очевидно были сильно привязаны к нему?
Конечно, был. Чувство вины уже ест бедного священника заживо. То что внушает ему Кир дальше это практически акт милосердия. Немного боли за искупление вины, разве это дорогая цена? И вот уже священник послушно берет предложенный нож и пошатываясь. Как пьяный, ковыляет к алтарю. Кир не сопровождает его. но и взгляда не отводит, пока отец Анфисий не перерезает себе горло и не валится на алтарь. Кровь заливает тело мальчишки, столешницу и в ответ на это под полом что-то взрыкивает, вздрагивает. Словно просыпается и потягивается внизу огромное животное. Толчки учащаются, рычание сменяется равномерным гулом и алтарь медленно начинает ползти вверх.
- Что? Не хочу пачкать руки, - даже если это не понравится фениксу, это чистая правда.  -  Закрою двери. Незваных гостей лично  мне уже хватило.
Ключи находятся на лавке, рядом с местом, где сначала сидел мальчишка. Кир ищет их дольше, чем обходит все здание, запирая двери. У него даже остается немного времени, чтобы постоять на пороге черного входа, полюбоваться пришедшей грозой. Луны из-за туч не видно, но частые молнии дают достаточно света, чтобы еще раз оценить погубленный человеческое жадностью городок, задавить совесть. Эта уже не чужая война, но сомнения все равно мучают.
- Ты не передумал? Еще не поздно найти другое решение.

+2

4

- Ну да. Убить ее мы всегда успеем, если ты об этом. Поручить это Тренту? Он был бы рад. Интересно, а он знает, что ты жив?
Кровь девственника.
Кир заниматься грязной работой не пожелал, оставив ее на партнера. Что же, это было ожидаемо, хотя привередливость мальчишки к нежеланию запачкаться и веселила Меррика. Казалось бы, сколько веков минуло, а кое-кто в чем-то так и не изменился. Пришлось самому брать все в свои руки. В прямом смысле слова. Он аккуратно извлек атам из внутреннего кармана куртки и подошел к мертвому парнишке, еще теплым трупом живописно раскинувшим на алтаре загнившей веры. Один сильный и глубокий надрез на шеи острием ритуального кинжала, и кровь из перерезанной артерии умертвленного девственника щедро стала заливать алтарь. Небольшая выемка, спрятанная за накинутый на жертвенник кусок ткани, быстро наполнилась до краев и под полом что-то тихо загудело. Где-то на тонкой грани слуха можно было бы услышать, как животворная жидкость стекает куда-то вниз, к тому, что было сокрыто глубоко под землей много веков назад. Построенная на этом месте церковь была лишь прикрытием, под фундаментом которой надежно заключили под казалось бы нерушимый замок того, что открывать не следовало никогда. Память хранила воспоминание о том, как в далекой древности опечатывали это место. Тогдашние ведьмы отдали свои жизни, чтобы спасти свой род и человечество, но кто бы мог подумать, что теперь ради одной паршивой душонки придется разрушить все это выстроенное великолепие. И дело не в обветшалой и полуразвалившейся уже церкви, феникса восхищало то, что было спрятано под землей, текущее поколение магов вряд ли сможет сделать нечто подобное, что сотворили их предки. Огромный механизм, где тысячи шестеренок просто ждали своего момента, чтобы снова сдвинутся с места, стоило первым каплям нужной крови окропить заржавевший металл. Посмертная магия довершила начатое, и стоило второй жертве пасть рядом с первой, как пол задрожал сильнее.
- Мы просто достанем эту душу, только и всего. Ничего иного оттуда вылезти не должно. Это как рыбалка. Главное подобрать правильную приманку, а место и снасти у нас уже есть.
Кровь стража.
Пол покрылся трещинами, когда нечто стало пробивать его изнутри, прервав философские размышления и проведение аналога с умиротворительной ловлей рыбы. По бокам алтаря, разрывая фундамент, вверх поползли остроконечные металлические клыки. По их конусообразной поверхности были выгравированы чьей-то рукой предупреждения, мертвый язык плохо читался, поверхность истерлась и уже половину было не разобрать, но особо думать тут и не надо было. В мире вообще было мало идиотов, которые полезли бы открывать то, что открывать не следовало. Меррика и самого внутренне воротило от того, что он тут делает, и что заставил в это влезть еще и Кира, но он и вправду уже все перепробовал, что только можно, и оставался самый последний вариант. Безумный, сумасшедший план немного приоткрыть врата в Чистилище, совсем капельку, небольшую щелочку, и вся для того, чтобы приманить блудную душу Луны, выманить ее в этот живой мир и притащить обратно истинному владельцу. И может быть наконец тогда его дурная дочь очнется, скинет с себя это безумие, в которой та впала, и перестанет пытаться убить его во имя непонятной мести и жажды власти и независимости. Или что ей там еще в голову стукнуло.
Мертвые тела священнослужителей были скинуты с алтаря на пол. Безвольными и бескровными мешками повалились они вниз, освободив залитое кровью место. Смахнув следом уже не подлежащее восстановлению и никакой стирки полотно, Меррик открыл взору своего спутника небольшую ямку, точнее более похожую на чашу, высеченную прямо в камне. От нее в разные стороны отходило три ответвления, небольшие разъемы поменьше. Две были выкрашены в тёмный цвет пролитой крови, третья же была на удивление чистой и не запятнанной.
Знаешь, здесь даже смерть уже не в силах это исправить, я пробовал, увы, не вышло. Так что не надо капать мне на мозги тогда, когда уже приступили.
Кровь нечисти.
Язычки пламени на редких горящих свечах тревожно задрожали. Феникс закатал рукав куртки, и кровь, свежая и алая, вновь пролилась на алтарь, усилив и без того нервирующий слух гул. Радужку зрачков поддернул красный ободок и отрывистые слова заклинания активации сорвались с уст. Тяжелые в своей квинтэссенции, ломающие язык и заставляющие кровь вскипать от ноток охватывающего тело первобытного ужаса, их не произносили уже очень давно, и Меррик не думал, что снова смахнуть пыль и воззвать к первоисточнику придется именно ему. Третье ответвление на алтаре заполнилось принесенной жизненной жертвой, довершив и замкнув круг, и церковь ожила. Многочисленные свечи вспыхнули, осветив помещение и тени пугливо исчезли, утянувшись подальше в самые дальние углы. Через некоторое время рана на запястье защипала, став потихоньку затягиваться, но это была лишь физическая боль, не более, и не менее. Куда тяжелее было признаваться, что в чем-то Кир прав, и возможно не стоило бросаться в такую крайность и делать теперь то, что они совершили. Но перебороть собственное упрямство и гордость было еще тяжелее, а потому отступать Меррик не собирался.
- Амулет с тобой?
Вопрос, на самом деле ответа не требующий. Конечно же он был у них. Это не тяжелая и неудобная банка с кровью. Всего-лишь маленькая, памятная и фамильная вещица. Возможно для кого-то даже слишком памятная. Для него же теперь это лишь напоминание о том прошлом, что было и сгорело, оставив на память теперь только эту безделушку.
- Твоя сестра сейчас гуляет за тысячи километров отсюда, и наши хвосты я скрыл от ее казуарового взора. Других гостей вроде не ожидаем?
Хотелось побыстрее разделаться со всем этим. Вернуть душу, обрести покой и умиротворение. В самой радужной перспективе еще найти и наконец убить Николаса. Но последнее желание имело дурную привычку вечно от него ускользать, оставляя с носом, так что пора бы уже смириться, что чего нет, того и не будет.
Гул тысячи работающих механизмов внезапно стих. Огромные врата, клыки невиданного зверя были выдвинуты, осталось лишь самая малость, активировать их. А потом не дать тьме поглотить себя в нестерпимом желании распахнуть их пошире и выпустить кучу озлобленных тварей на свободу, что как чума, пройдутся по всему свету в озлобленной жажде крови и месте тем, кто упек их на самое дно мироздания. Сумасшедший план, как раз достойный голове, его придумавшей.
Готовь приманку. Как только врата распахнутся, времени будет мало, и я не смогу тебе помочь. Приманить душу и вытащить ее, и молиться всем богам, чтобы у нас получилось с первой попытки. Потому что следующий раз это повторить можно будет только через лет семьдесят. С учетом манией твоей сестры, не уверен, что мы доживем до этого времени.
Отступив от врат назад, освободив место для Кира, как главного ключевого элемента для этой нелегкой работы, феникс поднял правую руку на уровень глаз. На указательном пальце холодно блеснуло непримечательное колечко. Расставаться с ним не хотелось, вся его алчная сущность протестовала против того, чтобы оно исчезло из его жизни, ведь за прошедшие годы он так привязался к нему, что даже не обращал внимание на то, как кольцо медленно развращало его разум, лишая из жизни некоторых благ и прибавляя лишь неудобства. Хотя наверное именно оно и подтолкнуло в итоге феникса на такой рисковый шаг, как открыть врата в Чистилище. Долго, год за годом, лелеяло оно эту мысль в его голове, нашептывало в мучительных часах подпития, когда разум был больше всего ослаблен и беззащитен. Обычный человек давно бы свихнулся на его месте. Порой феникс все же просыпался от этого наваждения, но оно всегда в итоге возвращалось. А сейчас настал час его триумфа, Меррик на эфирном восприятии ощущал ликование кольца, и чувство это было весьма странным. С другой стороны, без кольца бы него не хватило собственных сил на это мероприятие, и крови бы понадобилось куда как больше...
В блеске серебра проскользнули искорки рыжего пламени, металл нагрелся и воздух вокруг феникса стал горячее, обжигающе от всплеска энергии, наконец-то освобожденной из своей оболочки создавшего этот артефакт. Мир вокруг Меррика потускнел, окрасившись в серые и черные цвета, размазанные кляксы окружающего вытянулись в странные тени, протянувшие свои когтистые лапы к колдуну, посмевшему шагнуть в их изнаночный мир. Когда-то в этом городке уже посмели открыть врата в иной мир, и кровавая плата за это была поистине ужасной. Сейчас все злоба потревоженный призраков прошлого обратила свой ненавистный взор на всего-лишь одну фигурку в помещении, на пальце которого блестело и сияло подобно маячку во тьме, магическое кольцо. Подобно голодной стае диких собак, кружили они вокруг него, не в силах приблизиться к этому серебристому сиянию, и лишь бессильно рычали в отдалении, предупреждая и предрекая. В этом мире неясных теней и кружев черно-серых сетей цветным остались только врата. Сверкающим лавовым огнем горели письмена предупреждения на основах, и стоило протянуть в их сторону руку, как врата ожили, выплеснув черно-фиолетовое марево. Хозяева иного мира жалобно заскулили, поздно учуяв опасность для своего казалось бы бессмертного существования. Вихрь энергии подцепил их за рваные хвосты, утащив в набирающую обороты точку открытия прохода в мир монстров, переламывая незримые хребты в подпитывающую для себя энергию, и электрические всполохи разрядами ветвистых молний пробежали по вратам, фиксируя и закрепляя проход. Ощущая желание строптивого кольца перехватить инициативу к себе, феникс с трудом сдержал его желание распахнуть врата пошире. Небольшая щель, не более и не менее. Им ведь не нужен монстро-апокалипсис на земле?

Отредактировано Merrick (22-10-2018 14:08:06)

+2


Вы здесь » SPN: Mystery Spot » GAME » [ночь с 31.10. по 1.11.2009] свершая косяки мирового масштаба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC